jenatik.ru

Вернуться   Jenatik > В гостях у Маркиза де Сада > Эротические рассказы

Эротические рассказы Эротические рассказы сети, а также ​авторские рассказы наших форумчан.

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
  #1  
Старый 10.05.2011, 18:16
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,154
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию Эскорт

Эскорт

Автор: vergiliy

Я сидела на заднем сидении автомобиля, который вез меня к клиенту, и думала о предстоящей работе. Наша фирма по оказанию разнообразнейших услуг от маникюра, массажа и вплоть до стенографии, была, на самом деле, просто высококлассным эскортом. И спектр услуг был действительно очень широким: от обычных услуг проституток наивысшего класса до лесбийской любви и садо-мазо. Так вот, когда возникал заказ на садо-мазо, всегда посылали меня. За это я получала дополнительное вознаграждение и, что не было известно моим работодателям, огромное удовольствие! Конечно, мои услуги не ограничивались таким экзотическим видом любви и я, обычно, работала с нормальными мужиками (по лесбийству у нас выступали другие девушки), иногда некоторым из них удавалось доставить удовольствие не только себе, но и мне. Но на этот раз я знала, что клиент заказал именно специалистку-мазохистку. Когда я стала мазохисткой, не знаю сама, помню только, когда я это обнаружила, после чего, собственно все и началось…

Мне было 17 лет, я заканчивала школу и уже имела некоторый сексуальный опыт. Родители мои были небедные, но так заняты своими делами, что мое воспитание осуществлялось по остаточному принципу. Поэтому, я частенько приходила домой под утро, изрядно потрудившись со своими одноклассниками и их старшими друзьями. Правда, я всегда делала это только с презервативом и не допускала орального и анального секса. Надо признаться, что особенного удовольствия я от этих утех не получала, так, чего не сделаешь для хороших ребят, под марочное вино и хорошую музыку. И вот однажды… Дело было в выходной, родители второй день сидели на даче, которую я терпеть не могла летом, потому, что нужно было таскать воду, копать землю и выполнять массу другой работы, которую я не выносила. Совсем другое дело зимой: всего-то работы обуться в валенки, принести дров, затопить печь и трахаться до утра на медвежьей шкуре. Так вот, когда родители были на даче, а я убирала в комнате, в дверь позвонили. Я открыла, на пороге стоял молодой, миловидный парень в спецовке и с рабочей сумкой через плечо. Он показал мне какие-то бумаги с печатями, согласно которых я должна была обеспечить доступ к газовым приборам. Я провела его на кухню и показала плиту и газовую колонку. Парень достал какой-то приборчик и стал им что-то мерить. Затем попросил меня принести мне кусочек кожи, ему там было для чего-то нужно. Я, ничтоже сумняшеся, принесла ему старый отцовский ремень, на котором он иногда правил свою опасную бритву. Парень взял этот ремень и, не успела я и охнуть, как мои руки были ловко связаны за спиной этим самым ремнем, а во рту оказалось скомканное кухонное полотенце (как хорошо, что только сегодня я сменила его!). Я дернулась, было, но мой же кухонный нож, приставленный к моей щечке, мгновенно меня успокоил. Парень подтолкнул меня, и я послушно пошла из кухни в гостиную. Там он уложил меня на диван и связал ноги захваченной из кухни бельевой веревкой. После этого он методично стал осматривать квартиру. Я поняла, что стала жертвой обычного ограбления. Потихоньку шевеля связанными за спиной руками, я ослабила ремень и уже почти высвободила руки, когда грабитель неожиданно вошел в комнату и увидел это. Он плотоядно усмехнулся, перевернул меня на живот, придавил коленом к кровати и очень туго и больно снова связал мне руки за спиной, только на этот раз веревкой. Затем снова перевернул меня на спину. Я лежала на своих собственных связанных руках и мне было очень больно, но вместе с тем какое-то новое ощущение вплеталось во все это. Я не могла кричать, но мой стон донесся до слуха грабителя. Тогда он развязал мои ноги и привязал каждую отдельно, разведя их в стороны, к спинке дивана. На шею мне он накинул петлю и подтянул ее ко второй спинке дивана. Путы на ногах он затянул очень сильно и новая боль затопила мое сознание. После этого она стал меня раздевать. Только теперь я поняла, что ему нужно! Нормально снять с меня колготки и футболку он, конечно, не мог из-за связанных рук и ног, поэтому он неторопливо просто срезал их с меня ножницами. Через несколько минут я, полностью обнаженная, туго связанная, лежала на диване в полной власти насильника. Боль в скрученных руках и затянутых ногах по-прежнему полностью занимала все мое существо, но к боли опять-таки примешивалось еще что-то. Я не могла понять, что. Рука насильника довольно грубо схватила меня за левую грудь и стала мять и крутить ее. Я изогнулась, пытаясь выскользнуть из его рук. Снова волна боли в руках и ногах. Но боль уже была не просто болью, она была предвестником, проводником чего-то другого, приятного, блаженного. Увидев, что я пытаюсь вырваться, мой мучитель поднял с пола мою же комнатную туфлю и несколько раз больно и звонко шлепнул меня ею по обнаженным бедрам. Это было последней каплей. Я напряглась, спина выгнулась, насколько позволяла петля на шее, ноги и руки с неожиданной силой начали вырываться, боль и наслаждение нахлынули горячей волной. Я рычала, выла, стонала, извиваясь и выгибаясь на своем ложе с так, что бедный диван трещал под напором моих бешеных эмоций. Накинутая на шею петля душила меня и это придавало мне еще большего блаженства. Бедный насильник никак не ожидал от меня такой бурной реакции, его, видимо, возбуждали слезы, мольбы, покорность. Он в растерянности стоял с моим тапком в руке и не знал, что ему делать. А я разошлась не на шутку. Какое-то звериное, животное желание сокращало мою матку, сделало твердыми и покрасило в черный цвет соски, увлажнило мою киску. А этот болван стоял и оторопело смотрел на меня. Я замычала, пытаясь сказать ему, чтобы вынул кляп. С пятого раза он понял и вытащил мокрое от слюны полотенце. Я глубоко вздохнула, меня снова выгнуло, крупная дрожь била по телу. С усилием расцепив стиснутые зубы я простонала, чтобы мужчина делал свое дело. Он торопливо скинул робу и сдернул трусы. Его напряженная ветка сходу вошла в мое влажное и горячее лоно. Это было настолько приятно, что божий свет померк в моих глазах. Когда я очнулась, рядом никого не было, я, как и прежде, связанная по рукам и ногам, с петлей на шее, лежала на диване. Рядом никого не было и я чувствовала, что в квартире я одна. Приятные волны все еще пробегали по моему телу. Пора было заканчивать. Руки я освободила на удивление легко, видимо, я так сильно дергалась, что веревки растянулись и я с натугой, но вытянула одну руку из веревочного кольца. Сняла петлю с шеи и развязала ноги. Диван был мокрый от моих выделений, но спермы я не заметила, видимо, перепуганный моей реакцией насильник не смог кончить и убежал в страхе. На щиколотках ног, запястьях рук и на шее были глубокие красные борозды, назавтра все это обещало превратиться в великолепные синяки. Кое-где на руках и ногах я ссадила веревками кожу, но боль от этого только заставляла сильнее биться сердце. Вот тут-то я и поняла, чего мне всегда не хватало в сексе: ограничения, боли, насилия. В тот раз все прошло как бы стороной, но тело мое прекрасно запомнило все те ощущения, которые дали туго затянутые веревки. Я потом много раз экспериментировала, сама, связывая себе ноги и руки. И каждый раз это было все приятнее и приятнее. Я давно закончила школу и, по настоянию родителей, училась в институте, который не вызывал у меня ни интереса, ни желания потом работать по выбранной родителями специальности. Зато я познакомилась с одной девушкой, которая и порекомендовала меня хозяевам той фирмы, о которой я писала выше. Я стала работать не за страх, а за деньги и удовольствие.

Однажды, по прошествии нескольких лет, хозяин предложил мне необычный секс с клиентом, но за дополнительный гонорар. Тот клиент сковал мне руки наручниками и любовался, когда я ходила перед ним голой, с руками, скованными за спиной наручниками. Не нужно повторять, что во мне опять стала заводиться пружина и я с трудом ее сдерживала, не хотела, чтобы об этом узнал хозяин фирмы. Клиент кончил, не прикасаясь ко мне. С тех пор я стала соглашаться на клиентов, которые получали удовольствие, связывая, заковывая, заворачивая и шлепая свою партнершу. Но я так искусно скрывала, то, что мне самой это несказанно нравиться, что все мои коллеги были уверены в том, что я занимаюсь этим только из-за больших денег.

Вот и сейчас, я ехала к такому клиенту и думала, что-то будет на этот раз… Вообще-то фантазий было не особенно много. В основном меня привязывали к кровати за руки и за ноги и так овладевали мною по нескольку раз. Иногда завязывали глаза, иногда вставляли кляп (чаще всего в виде шарика на ремешке). Один надел на меня наручники и ножные кандалы (те же наручники, только с более длинной цепочкой), вставил шарик в рот и заставил в таком виде готовить ужин, наблюдая за мной и удовлетворяясь вручную. Вообще, большинству из них не нужно было трахать меня, им хватало только смотреть на мое связанное или закованное тело. Поэтому я и не ожидала от нового клиента ничего, кроме обычной рутины.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 10.05.2011, 18:17
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,154
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию

Дверь мне открыл молодой человек, лет двадцати восьми – тридцати. На нем был черный тренировочный костюм. Он пригласил меня войти и помог снять пальто. Заплатил мне наперед, как и было предусмотрено контрактом. Провел в комнату. По предварительной договоренности на мне были надеты черные стоденовые (очень плотные) колготки и черная футболка с длинными рукавами и стоячим воротничком. Когда я сняла сапоги, он предложил мне надеть шерстяные носки черного цвета с широкими, толстыми манжетами и чешки, тоже черные. Чешки эти были немного меньше моего размера обуви (совсем чуть-чуть, если бы не было носков, все пришлось бы впору). Меня трудно чем-либо удивить, но чешки заставили мои брови поползти вверх. Я их носила в классе четвертом, на танцы. Но клиент всегда прав, я натянула носки и обула чешки. Прошлась в них по комнате, было удобно, даже красиво. Тогда клиент (назовем его Петр) усадил меня в кресло и сковал мне ноги очень тяжелыми, никелированными кандалами, соединенными толстой, плотной цепью длиной сантиметров пятнадцать, с усилием замкнув толстые браслеты на вделанные в них замки как раз на мягких манжетах носков. Больно не было, но давление ощущалось не слабое. Кольцо посередине цепи было круглым, большего диаметра, чем остальные. Кандалы эти были сделаны знатоком своего дела, все в них было добротно, увесисто. Все блестело никелем и было ужасно тяжелым. Весила каждая браслетка килограмма 1,5 – 2. Я осторожно встала и попробовала ходить. Конечно, можно было только семенить, как японские гейши, шелестя чешками по ковру. Но стоять было можно и я остановилась посреди комнаты. Эта кандальная тяжесть и невозможность широко шагать уже начали меня возбуждать и я прилагала серьезные усилия, чтобы не показать этого клиенту. Он, между тем, достал откуда-то ворох веревок, подошел ко мне и через десять минут я была очень туго и качественно связана по рукам. Руки были связаны за спиной в запястьях, локти тоже туго стянуты, все это было крепко притянуто к телу, причем очень красиво обвязано вокруг груди. Все эти манипуляции, я, стоя, как стреноженная кобыла, видела в зеркале. Было туго и больно. Так качественно меня еще никто не связывал и мое естество вырвалось наружу. Петр, как будто, только этого и ждал. Он поставил меня на колени и, держа за голову, принудил сделать ему первый минет. Я была настолько возбуждена связывающими меня веревками, что сделала это с такой страстью, что бедный Петр даже глаза закатил. После этого, отдышавшись, Петр развязал мне руки, которые затекли и уже начали болеть настолько сильно, что невозможно было терпеть. Наверное, это было видно на моем лице. Короче, веревки он снял и размассажировал мне руки и грудь. Немного попустило и Петр удалился, судя по всему, на кухню. Я стояла посреди комнаты и смотрела на себя в зеркало. Было на что посмотреть! Стройная, высокая, ладная, гибкая, грациозная. Ноги в черных колготках, подчеркнутые никелированными браслетами кандалов, в изящнейших черных чешках, были словно выточены из эбенового дерева. Звеня кандалами, повернулась спиной к зеркалу, рассматривая себя сзади. Крепкая попка, покатые бедра, икры – класс! Тугие колготки, маленькие чешки, давящие, мощные браслеты цепей создавали такую гамму новых, неизвестных ощущений, так сильно меня взволновали, что я почувствовала судьбу в этом вызове к клиенту. Особенно меня почему-то волновали чешки на моих ногах. Ведь это была простая, привычная для всех гимнастическая обувь. Все девчонки в школе, да и мальчишки тоже, на уроках танцев носили их. Многие потом использовали их как сменную обувь, носили на физкультуру. Почему же эти черные, маленькие, чуть тесные мягкие, кожаные тапочки с резинками вызывали в моей душе такой трепет? Я мелкими шажками, гремя цепью, подошла к дивану, села и, нагнувшись, безотчетно, повинуясь какому-то смутному желанию, стала ощупывать эти чешки, вернее, свои ножки в чешках. Очень хотелось положить одну ножку на согнутую в колене другую, но короткая цепь не позволяла это сделать. Тогда я выпрямила ноги, вытянула носочки, как балерина или гимнастка. Почему-то было очень приятно! Настолько приятно, что моя рука невольно нырнула в трусики, нашла влажное разгоряченное лоно и начала свою привычную работу. Тело напряглось, ноги сами раздвигались, все сильнее натягивая цепь, это разжигало меня еще больше. Подступал оргазм, от неистовых изгибов своего тела я незаметно сползла на пол, цепи еще натянулась, все сильнее сдавливая мои лодыжки. Наконец дождь пролился и я стала потихоньку приходить в себя. Когда я открыла глаза, то увидела, что Петр стоит в дверях комнаты и с огромным любопытством наблюдает за мной. Почему-то стало неловко. Я бросилась вставать, забыв про кандалы и это было, наверное, довольно смешное и жалкое зрелище. Петр подошел, помог мне выпутаться из коврика и усадил на диван. Думаю, что такого он не видел ни разу: проститутка сама удовлетворяет себя на глазах у клиента! При этом получает оргазм от чешек и цепей! Моя тайна была раскрыта! (Я могла бы понять, что Петр раскусил меня еще тогда, когда застегивал оковы на моих ногах.) Чешки, правда, никогда в программу не входили и только сегодня вошли в список, но я уже чувствовала, что с этой обувью я теперь буду неразлучна.

Петр, меж тем, сел напротив меня на табуреточку и стал снаряжать меня дальше: на шею мне он надел тяжеленный и ужасно холодный ошейник, с толстыми стенками, который закрывался на встроенный в него замок. От приваренного к ошейнику кольца шла такая же толстая и плотная цепь, какая уже была у меня на ногах. Примерно на середине этой цепи находились ручные кандалы, а попросту два таких же тяжелых и толстых браслета, соединенных между собою тремя кольцами цепи. Среднее, как и на ногах, было круглым и немного больше остальных. Руки, естественно, тоже быстро оказались в цепях. Петр поставил меня на ноги и прикрепил конец свисающей цепи к ножным кандалам, как раз к центральному кольцу. Цепь он прикрепил маленьким навесным замочком. Длина центральной цепи была подобрана так, что я могла с трудом выпрямиться. Если выпрямлялась полностью, цепь натягивалась, ошейник начинал давить на ключицы. Руки в кандалах были прикреплены в районе пояса. Ручные кандалы тоже были очень тяжелыми и держать их на весу очень скоро не стало сил, поэтому руки безвольно висели на цепи. Петр удовлетворенно посмотрел на свою работу, отошел на шаг, поднял со столика и вложил в мои скованные руки бокал с вином. Оказывается, он отсутствовал на кухне для того, чтобы сервировать этот маленький столик на колесиках. Сам он взял второй бокал, чокнулся со мной и отпил маленький глоток. Я тоже понесла бокал к губам, но моя цепь звякнула, натянулась, и руки не поднялись выше нескольких сантиметров. Я потопталась на месте и снова попробовала поднять бокал к губам. Естественно, мне это не удалось. Я подергала цепь, рискуя расплескать вино. Ничего. Как же выпить? Был только один выход: я подсеменила к дивану, села на него, цепь ослабилась, тогда я наклонилась к бокалу и отпила изрядный глоток. Вино было крепленым и немедленно ударило мне в голову. Петр положил меня животом на журнальный столик и, спустив колготки и трусики, забрался через задние ворота. Мне было так хорошо, что я поцарапала кандалами полировку стола. Так, или приблизительно так, мы кувыркались пол ночи. И вот тогда произошло самое главное! Петр снял с меня цепи (кроме ножных), мы сели на диван, немного подкрепились и Петр предложил мне уйти от своего хозяина. Я остолбенела, так как совершенно не ожидала такого поворота событий. Пока я сидела, открыв рот, Петр рассказал мне, почему я должна уйти. Все дело в том, что он предлагал мне другую работу: участвовать в качестве актрисы в специфических съемках. Оказывается, Петр был владельцем маленькой студии, которая получила крупный иностранный заказ на съемки нескольких очень необычных фильмов. И фильмы эти были о казнях, пытках, похищениях и тому подобных развратных действиях обнаглевшей и зажравшейся буржуазии. Гонорары он предлагал такие, что я согласилась, не думая, хотя, где-то в глубине души подумала, что это будет, вероятно, не так уж и просто для меня. Короче, мы условились об авансе, который составлял ровно столько, сколько я должна была заплатить своему бывшему хозяину в виде неустойки, Петр снял с меня кандалы и мы легли спать, еще раз спраздновав праздник любви уже без цепей, чешек и т.п. Утром я узнала, что Петр давно ищет меня (не меня лично, а путану, которая согласится на такие съемки), но найти не мог. Так, есть для массовки пару кандидатур, но на главную героиню они не тянут. Рассказал, что у них уже давно готов реквизит, с которым я познакомлюсь в самое ближайшее время. Часть реквизита сделали сами, часть взяли в аренду в музее, часть изготовлена на заказ (интересно, кто это такие заказики выполняет?) Павильон готов, нужна только главная героиня. И вот нашли меня. Первую пробу назначили на конец недели.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 10.05.2011, 18:17
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,154
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию

В назначенный день Петр приехал за мной на машине и мы отправились в павильон. Он находился в промышленной части города, это был старый ангар какого-то завода. Тяжелые створчатые двери с грохотом отворились и мы вошли в мир средневековья. Внутри ангар оказался гораздо большим, чем казалось снаружи, он был разбит на секции легкими перегородками. Гримерки и гардероб были отдельно, отдельно была и мастерская, из которой доносился визг болгарки и какой-то зловещий лязг. На рельсах стояла видеокамера, помощники режиссера, оператор, все были на месте, ждали только меня. Начали с того, что сделали гипсовый слепок с моей головы. На это ушел целый день. Все устали и проголодались.

На второй день, когда я открыла дверь павильона и вошла внутрь, я была приятно удивлена, увидев свою окровавленную голову с распущенными волосами, и вывалившимся языком, торчащую на колу посреди павильона. Очень смешная шутка!

В первый день решили снять фотопробы простенькой казни на гильотине. Это зловещее орудие стояло уже посреди павильона на деревянном помосте, возле него стояла корзина из ивовых прутьев. Меня нарядили в платье времен Людовика XVI, туфли с блестящими пряжками, парик. Платье было пыльное и неудобное. Как в таких ходили женщины? Началась съемка. Мне перед камерой связали руки за спиной. Связали туго и качественно, без балды. Камера несколько раз приближалась, снимая мои связанные руки крупным планом. В это время я должна была шевелить связанными руками, как бы пробуя на прочность веревки. После этого мне остригли волосы большими ржавыми ножницами (парик, естественно) и отрезали воротник платья. Соблюдался весь антураж: священник, читающий последнюю молитву, толстый, грязный помощник палача, стража с мушкетами. Потом меня под руки подвели к гильотине, стоя привязали к доске, доску уложили на скамью и моя шея оказалась прямо под сверкающим ножом гильотины. Передо мной стояла окровавленная корзина, в которой лежало несколько отрубленных женских голов. Зачитали приговор и палач дернул за цепь. Нож полетел вниз и замер на некотором расстоянии от моей шеи. Меня вытащили, отвязали от доски, дали попить водички, снова привязали и казнили. Так несколько раз. Потом окончательно отвязали, развязали руки, смазали их целебной мазью и отпустили домой. Я потом смотрела этот клип: очень впечатляет! В кино нож падает полностью, моя голова летит в корзину, палач достает ее оттуда, окровавленную, за волосы и поднимает вверх. Привязанное к доске тело агонизирует, из перерубленной шеи сочно льется кровь. Экзальтированная толпа у подножия эшафота возбужденно ликует! Подробно показаны все этапы подготовки к казни и сама казнь.

Следующим было повешение. Меня загримировали, надели черный парик, накрасили как брюнетку. В зеркале я сама себя не узнавала. Надели на меня черное платье, черные чулки. Снова перед камерой со всей тщательностью, туго связали мне руки шершавой веревкой. Было больно и я начала возбуждаться. Петр заметил это и остановил съемку. Меня усадили на стул и дали попить водички. Слава богу, остальные ничего не поняли. Я взяла себя в руки, и мы продолжили. Меня подвели к эшафоту, на котором возвышалась виселица с толстой, в несколько раз скрученной веревкой. Опять священник, молитва и меня возвели на эшафот. Там связали мне ноги той же шершавой и жесткой веревкой. Я при этом стояла на закрытом деревянном люке. Рот заткнули кожаным кляпом на застежках. На голову надели черный мешок и затянули петлю. Честно говоря, при всех приятных для меня процедурах, как связывание рук и ног, затыкание рта кляпом, мне стало не по себе от мысли, что люк может открыться и меня действительно повесят. По предварительной договоренности с Петром, я тала шевелить и крутить связанными за спиной руками, как бы пытаясь вырваться. Видимо, при этом мои связанные руки снимали крупным планом. Попробовала выгибаться и телом, но грубая веревка на шее не очень-то давала это делать. Я думала, что так пройдет несколько минут, меня снимут, развяжут и на этом конец. Однако все было совсем не так. В самый разгар моих упражнений люк подо мной открылся, и я полетела в бездну. Вот тут уж мои руки и ноги задергались не на шутку. В эти мгновения полета, когда петля скользит по шее, затягиваясь на ней, я пожалела, о том, что согласилась участвовать в этих пыточных съемках, прокляла все деньги на свете. Однако, ничего страшного не случилось: пролетев что-то около двух метров, я упала на нечто мягкое, вероятно, воздушный мешок или матрац, на который падают с высоты каскадеры. Сверху на меня упала веревка, на которой не состоялось мое повешение. Меня подняли, усадили на табурет, сняли петлю с шеи, мешок с головы и кляп с лица. Однако руки и ноги развязывать никто не спешил. И правильно! Меня напоили соком, и доктор осмотрел мою шею. К счастью там были только легкие ссадины. Хорошо, что я была связана во время этой процедуры, иначе все получили бы по полной схеме. В общем, я успокоилась и меня развязали. Как всегда, я потом смотрела уже готовый фильм про повешение. Там мое тело летит в подпол, веревка натягивается и вздрагивает в такт конвульсиям висящего на ней тела. Сцен повешения мы снимали несколько: я была обнаженной, невинной жертвой, меня связывали, ставили на табурет и вешали, я была девушкой-ковбоем и меня вешали сидящей на коне, со связанными за спиной руками, а коня заставляли идти, я была пираткой, в высоких ботфортах и красной блузе и меня вешали, сковав кандалами руки за спиной, со скованными ногами, на железной цепи.

Меня снимали много, связанной, закованной, в колодках, на галерах. Меня распинали на кресте, сажали на кол, сжигали на костре, душили гарротой, четвертовали, закапывали в землю и так далее, и так далее… Много было тематических съемок, где меня похищали, всяко связывали или заковывали, в обыденной, современной жизни. Я должна была бороться, отбиваться, а потом, уже связанной, пытаться освободиться, кричать, вырываться. Надо признать, что очень часто, во время этих попыток освободиться, я получала такое удовольствие, что силы мои удесятерялись и я освобождалась. Этого допускать было нельзя и все начиналось снова, только связывали меня уже намного плотнее и туже. После таких съемок я по нескольку дней ходила с длинными рукавами и в брюках, чтобы скрыть синяки на руках и ногах. За все это я получала большие деньги и только Петр знал, что удовольствие я тоже получаю. Он тщательно следил, чтобы мои эмоции оставались в рамочках и пресекал их самым решительным образом, прерывая съемки и отправляя меня домой. Лишь однажды, он ничего не смог сделать, так как по сценарию нужно было снять несколько клипов, где я закована в ручные и ножные кандалы, с железным ошейником на шее. Руки и ноги мне сковали капитально, с помощью заклепок. Цепи были очень плотные и тяжелые. Ошейник тоже заклепали наглухо. С этими цепями я должна была прожить в павильоне несколько дней, чтобы не снимать их каждый раз. В результате получилась неделя, самая счастливая неделя моей жизни: я была закована, мне было очень приятно, оргазм ходил за мной по пятам. Цепи на ногах были не длинные, сантиметров двадцать (на руках не более 15), бегать не получалось. Ночевала я у себя в гримерке. В павильоне я оставалась одна, охрана была снаружи. В моем распоряжении были все эти испанские сапоги, дыбы и, самое главное, огромный набор всевозможных кляпов. Я перепробовала их все, пользуясь относительной свободой своих рук. Когда вечером все уходили, я звеня цепями, семенила к большому сундуку с кляпами, выбирала один из них, вставляла себе в рот и начинала искать приключения на своих нижних 90. Да, забыла сказать, что исключительно забавы ради, чтобы поволновать Петра и если сценарий не требовал другого, я натягивала под ножные браслеты черные чулки (колготки я, естественно, надеть не могла) и обувала чешки, коих у меня было уже несколько пар, одну из которых подарил Петр. Так в чешках и ходила, даже спала в них. Почему-то они мне все больше и больше нравились. Так вот, в один из вечеров я заткнула себе рот чистенькой тряпочкой и надела на лицо сложный кожаный кляп, который доходил до самых глаз и крепился множеством ремней на затылке и под челюстью, даже вокруг лба был ремень. В зеркале я выглядела просто прелестно. Затянув все пряжки потуже и убедившись, что рот не открывается и кричать совершенно невозможно, я отправилась к дыбе. Это была настоящая дыба, со свисающим на цепи с перекладины крюком. В действие эта система приводилась лебедкой с пультом дистанционного управления на длинном, резиновом кабеле. Меня еще не пользовали этим пыточным орудием и я решила сама вкусить всех радостей. Я взяла скованными руками пульт и попробовала нажимать кнопки. Все исправно работало. Тогда я сдвинула немного ручные браслеты, намотала на запястья эластичный бинт и зафиксировала его напульсниками. Затем, не без труда, натянула браслеты на эти утолщенные запястья. Получилось хорошо, теперь железяки не будут жать. Я положила пульт управления лебедкой под крюком, который опустила где-то на уровень своего пояса. Немного подумав, я протянула кабель пульта так, чтобы он шел вдоль цепи с крюком. Села на пол и просунула ноги через ручную цепь, так что руки оказались скованными сзади. Мне это ощущение очень понравилось и я немного походила по ангару, получая удовольствие. "Ходить", конечно, громко сказано. Семенила маленькими шажками, шурша чешками по бетонному полу и брякая цепью. Тряпочка во рту уже намокла от слюны, но я даже языком не могла пошевелить, так сильно затянула ремни кляпа. Привыкнув к новому положению рук, я подошла к дыбе, перебирая пальцами кабель подняла с пола и взяла в руки пульт, зацепила цепь ручных кандалов за крюк и нажала кнопку "Вверх". Двигатель заработал и мои скованные за спиной руки с зажатым в них пультом стали медленно подниматься вверх. Я сделала несколько маленьких шажков вперед, мои руки уже были расположены параллельно полу. Тело стало наклоняться, ноги переступали, ища равновесие. А машина работала, крюк поднимался все выше и выше, я встала на носки, потом на пальцы и, наконец, чешки на моих ногах оторвались от земли. Я поднялась еще сантиметров на сорок и остановила лебедку. Голова моя была опущена вниз, руки располагались почти вертикально. Запястья не болели, но начинали затекать плечи. Тогда я подтянула тело вверх, попка прошла между скованных рук, но ножная цепь зацепилась за крюк. Не долго думая, я нажала кнопку "Вниз" и вот так, буквою "зю" опустилась на пол. Там я отцепилась от крюка и опять руки оказались скованными спереди. Плечи немного болели, но не сильно. Все прошло так быстро и легко, что я не ощутила ничего. Стала думать, как усложнить задачу и тут заметила, что под крюком, в полу находится кольцо. Я поняла для чего и стала готовиться ко второй попытке.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 10.05.2011, 18:17
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,154
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию

Все было, как в первой попытке, но на этот раз я прикрутила свою ножную цепь стальной проволокой к кольцу в полу и связала веревкой ноги. Опять ровно заурчала лебедка, опять мои скованные за спиной руки стали медленно подниматься, опять тело наклонялось вперед, но переступать я уже не могла. Опять руки задрались вверх и чешки опять оторвались от пола, но через 10 сантиметров ножная цепь натянулась, браслеты ножных кандалов врезались мне в щиколотки (эх, не подумала и их обмотать чем-нибудь!) На этот раз руки задрались гораздо выше и пора было останавливаться. Но я подождала еще несколько секунд, чтобы как следует растянуться и лишь тогда нажала кнопку "Стоп". Подъем застопорился, но я сделала неловкое движение и пульт выскользнул у меня из рук. Было слышно, как где-то сзади он упал на пол. Я висела на дыбе на заведенных за спину, жестоко вывернутых руках, привязанная за связанные ноги к полу стальной проволокой, с наглухо заткнутым ртом. Сердце отчаянно забилось, отчасти от ужаса, отчасти от все-таки подступающего оргазма (извращенка я, все-таки!!!). Дыхание участилось, со свистом вырываясь из носа. Воздуха не хватало, а рот был наглухо закрыт. Я попыталась увидеть пульт, вращая головой, но железный, толстый ошейник на моей шее не позволил мне сделать это. Руки в плечах, между тем, вывернулись еще больше, но благодаря моей спортивной подготовке, не вывихнулись еще из плечевых суставов. Я поняла, что до этого есть всего несколько минут. От отчаяния я попробовала кричать, в надежде, что услышит охрана. Где там! Сама же так себе запечатала рот, что получалось только глухое ворчание. Дура, идиотка!! Надо было привязать пульт к руке! По телу пробегали судороги, ступни в чешках крутились и извивались, как будто я танцевала чечетку, пальцы рук шевелились, как щупальца медузы. И вдруг пальцы нащупали кабель пульта! Я стала медленно и осторожно выбирать его и очень скоро пульт был у меня в руках! Нажатие кнопки "Вниз" и через несколько минут я лежу совершенно обессиленная, связанная по ногам и рукам, но с целыми плечевыми суставами. Да-а, поупражнялась я на славу! Минут через 20 отошла настолько, что отцепилась от крюков и колец и развязала ноги. Все дрожало и болело. Потребовалось не менее получаса, чтобы освободиться от кляпа. Вся дрожа, я попила водички и легла на свой диван. Щиколотки болели, чулки порвались. С трудом я стащила с ног чешки и стянула драные чулки. Плечи болели ужасно, с каждой минутой боль все усиливалась. Я нашла в аптечке сильное болеутоляющее и приняла его вместе со снотворным. Это называется, получила удовольствие! Наутро все так болело, что я вынуждена была просить Петра о выходном. Это означало еще один день в кандалах, но очень уж болели плечи и руки! Петр занялся работой с другими моделями (эти девушки играли роли статистов, их тоже связывали и заковывали, но на втором плане). Я умылась, причесалась, одела новые чулочки, маечку и юбочку (маечки у меня были с застежками на плечах и их можно было надевать, не расковывая рук), чулочки держались на поясе с резинками, трусиков, естественно, не было и всю эту красоту прикрывала короткая спортивная юбочка. Сегодня я решила поэкспериментировать с Петром и, превозмогая боль в плечах, надела не чешки, а пуанты, красиво завязав шелковые ленточки поверх кандалов. Пуантов в реквизите тоже, как и чешек, было много. К черным чулкам я выбрала черные, атласные. Когда я завязала последний бантик, то выпрямилась и стала в третью позицию (только ножками, руки можно было держать только перед собой). Полюбовавшись на себя в огромное зеркало, я тихонько пошла на съемочную площадку. Там меня завернули в одеяло и усадили на стул. Вскоре ко мне подсел Петр и я, хочешь не хочешь, вынуждена была рассказать о своих вчерашних приключениях. Петр так разозлился, что только мои кокетливо выставленные закованные в кандалы ножки в пуантах не дали ему прикончить меня на месте. Наконец он успокоился и день прошел в работе и заботах. Я весь день отдыхала, время от времени массажируя себе лодыжки и плечи. В это время мысли мои были заняты тем, чем бы заняться сегодня вечером. Однако, у Петра были другие виды на это. Перед самым концом рабочего дня, двое его ассистентов, которые обычно меня готовили к съемкам (связывали, вешали и т.п.) подошли ко мне, сжали своими могучими телами, продели ноги через ручную цепь и за спиной, в проушины ручных браслетов, где крепится цепь, вставили болт с гайкой, совместив отверстия проушин, и закрутили этот болт гаечным ключом. Половинки браслетов на каждой руке сильно стянулись и, если раньше мои запястья более или менее свободно вращались, то теперь мои руки оказались жестко скованными за спиной в одном положении, ладонями назад. Затем меня взяли под руки и, приподняв, быстро понесли куда-то. Оказывается, там, куда меня несли, все уже было для меня подготовлено. Там, вдоль бетонной стены, на полу была натянута стальная проволока и по ней скользила длинная цепь, ко второму концу которой без промедления приковали мой ошейник. Правда, приковали с помощью замка. Стена эта использовалась при съемках, поэтому в нее были вкручены кольца, крюки, ошейники и т.п. Цепь была довольно длинная, метров 5 или 6, плотная и гладкая. В пределах действия всей этой конструкции стоял диван, кресло, телевизор и биотуалет. "Я оставляю тебя в таком виде, чтобы ты снова себе что-нибудь не оторвала", - язвительно заметил, подходя ко мне, Петр. "Ты слишком дорого мне обходишься, чтобы я мог тобой рисковать". Он погладил меня по головке, ущипнул за попку и ушел. Его помощница, Вера, покормила меня с ложечки ужином, по моей просьбе переобула меня в чешки с теплыми носками и тоже ушла. И вот тут опять меня начали одолевать мысли, как бы мне получить удовольствие. Я прошлась вдоль проволоки. Цепь слегка натянулась, повернув немного ошейник. Я подошла к креслу, слегка присела к нему спиной, нащупала скованными руками пульт телевизора и включила его. Стало веселее. Но было и неприятное открытие: браслеты ручных кандалов были соединены между собой слишком жестко и руки были зафиксированы в одном положении. Можно было выполнять только элементарные действия, типа управления телевизором. Да, видимо на этот раз ничего не получится. Но я не сдавалась и решила пройтись там, куда доставала цепь, в надежде найти какой-нибудь забытый предмет. Но это предусмотрели, и я ничего не нашла. Но, когда я развернулась и пошла назад, цепь с моей шеи опустилась на грудь, с груди за спину и попала мне прямо в руки. И тут меня осенило: я стала медленно отходить от стены, придерживая цепь руками, до тех пор, пока она не натянулась в указанном положении. Затем я отпустила ее и еще немного отошла. Теперь цепь проходила от ошейника, над грудью, заходила за спину и натягивалась. Дальше я стала осторожно крутиться вокруг своей оси, обматывая тело натянувшейся цепью. Несколько раз пришлось раскрутиться, так как цепь ложилась не слишком часто. Но терпение и труд победили и, вскоре, я стояла перед зеркалом, виток к витку обмотанная цепью до самых сковывающих мои запястья браслетов. Чтобы цепь не упала и не ослабилась, я держала ее в натяжении руками. Оставался свободным еще кусок длиной метра полтора, как раз можно было достать до кресла и плюхнуться в него. Все это заматывание, затягивание, ограничение доставляли мне такое огромное удовольствие, что приходилось несколько раз останавливаться, потому что подступал оргазм. Наконец я добралась до кресла и упала в него. Что тут началась! Я дергалась, извивалась, подтягивала скованные ноги к подбородку, рычала, выла, орала, грызла обивку кресла, так мне было несказанно хорошо! Наконец я остановилась. Спокойно полежала, восстановила дыхание, осторожно встала и размоталась. Ах, если бы у меня руки были скованы спереди и я могла достать до киски! Я бы получила еще, еще, еще больше удовольствия! И снова моя головка меня не подвела. Сначала я об угол кресла повернула ошейник так, чтобы цепь свисала сзади. После этого я, путем сложных манипуляций (как хорошо, что я была в чешках, в пуантах я бы этого никогда не сделала!) я добилась того, что цепь от ошейника свисала у меня вдоль спины, и кольцом проходила между ног над сковывавшей их цепью, потом, конечно, снова возвращаясь назад. Так вот, эту выступающую над ножной цепью петлю я исхитрилась поднять с пола руками и осторожно зацепись одним из звеньев к торчащему из стены крюку. Надо ли говорить, что все это получилось далеко не с первого раза, в каждом случае доставляя мне массу удовольствия. Но я была настойчивой и получила достойную награду: зацепив цепь, я стала потихоньку отступать от стены, цепь стала натягиваться, подниматься с пола, пока хорошо не натянулась, поднявшись до самого верха, то есть до моей киски. Еще чуть-чуть назад и холодная цепь погрузилась между моими губками. Там уже давно было горячо и мокро, так что дискомфорт был всего несколько секунд. Но зато дальше! Я елозила киской по этой цепи не менее часа, так мне было приятно! Я не обращала внимания на упершийся в подбородок ошейник, на замершие в согнутом положении скованные руки и все ездила по цепи взад-вперед, взад- вперед, взад-вперед!

Наутро, лежа на диване, кое-как укрытая пледом, я все грезила о своих ночных приключениях! Потихоньку стал сходиться персонал. Мне немного освободили руки и отцепили от длинной цепи. Начинался новый съемочный день. Вечером, когда мне снова жестко сковали руки, я думала, что все повториться, как вчера, но на плечи мне накинули длинный плащ, вывели на улицу и помогли сесть в машину Петра. Он был за рулем. Поехали мы к нему домой. Я все думала, как же я пройду от машины до его квартиры, но все закончилось благополучно: несмотря на то, что в подземном гараже были люди, никто не заметил ни моих скованных рук, ни ног, ни чешек. В прихожей своей квартиры он снял с меня плащ, осмотрел с ног до головы, взял рукой Ра подбородок и впился своими губами мне в губы. Затем он сорвал с меня все эти юбочки, маечки, чулки и чешки. На руках отнес в ванну и собственноручно вымыл меня, вытер и почистил мне зубы. При этом он целовал меня в уста, покусывал и целовал мои груди, гладил киску и я не могла, да и не хотела, ему помешать. Мое тело просто соскучилось по прикосновениям мужских рук, по мужским ласкам, по мужскому члену, наконец. Я стонала и вздыхала, отвечала на поцелуи. Мне хотелось тоже его поласкать, но скованные за спиной руки никак не позволяли это сделать. И вот Петр на руках вынес меня из ванной, принес к себе в спальню и тщательно, виток к витку, плотно и туго связал мне уже скованные за спиной руки и притянул их к телу, красиво обвязал грудь и талию. Ноги он также плотно и часто связал от щиколоток до колен и пару витков дал выше колен. Теперь уж я совершенно не могла пошевелиться, а и не нужно было! Затем он нагнул меня вперед и привязал тело к ногам. Я получилась связанной как бы в сидячем положении. Вот тут он перевернул меня на спину так, что голова свесилась с кровати, и, надев розовый презерватив, зашел мне в рот. Трудно, почти невозможно описать, какое бешеное удовольствие я получила в тот вечер! Я занималась любовью с мужчиной, будучи так хорошо связанной! После обработки моего рта, когда я уже почти потеряла сознание, он выскочил оттуда, положил меня на бок и забрался в мою киску сзади. Этого я уже выдержать не могла и моя душа оторвалась от тела и от удовольствия воспарила в небеса. Я время от времени приходила в сознание, только для того, чтобы удивиться, почему я до сих пор не умерла от перманентного оргазма!

Когда Петр, мой любимый Петечка, закончил, он снял с меня веревки (но не цепи, у него просто не было инструментов), он усадил меня в кресло и включил DVD. На экране я во всех подробностях увидела грамотно, с разных точек снятое кино о моих вчерашних упражнениях… В эту ночь Петя сделал мне предложение и я согласилась. Мы живем вместе уже 10 лет, у нас две дочурки, и им что-то подозрительно нравится ходить в чешках…

http://paincastle.ru/
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

http://ya-daryu.ru - Интернет-магазин эксклюзивных подарков Я дарю
http://portal.ageless.su Библиотека Ageless                       http://ageless.su - Форум Ageless



Текущее время: 03:41. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot

Обратная связь   http://jenatik.ru         Архив  


Footer
vBSkinworks Top