jenatik.ru

Вернуться   Jenatik > Литературное кафе

Литературное кафе Ab imo pectore(лат.) - от всего сердца, от всей души. В этом разделе господствуют три музы - Каллиопа, Эвтерпа и Эрато. Здесь выкладываем полюбившиеся, понравившиеся стихи, рассказы... Цитируем, обсуждаем, делимся...

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
  #21  
Старый 14.12.2009, 20:39
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,150
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию

Жил-был человек. Когда он был еще ребенком, бабушка всегда говорила ему: "Внучек, вот вырастешь ты большой, станет тебе на душе плохо, меня уж не будет - ты иди в храм… тебе всегда там легче станет".
Так и случилось. Вырос. Стало жить невыносимо. Пришел в храм. И тут к нему один подходит: "Не так руки держишь"! Вторая подбегает: "Не там стоишь!" Третья ворчит: "Не так одет!" Сзади одергивают: "Неправильно крестишься!"…
В конце концов подошла одна женщина и говорит ему: "Вы, знаете, вообще бы, вышли из храма, купили себе книжку о том,
как себя здесь вести надо, потом бы и заходили!"
Вышел человек из храма, сел на лавку и горько заплакал. И подходит к нему Христос: "Что ты, чадо, плачешь?" Поворачивает человек свое заплаканное лицо и говорит: "Господи! Меня в храм не пускают!" Обнял его Господь и тихо говорит: "Ты не плачь, они и Меня давно туда не пускают..."
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Abraxas (17.12.2009), Prizrak (16.12.2009)
  #22  
Старый 20.12.2009, 11:44
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,150
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию Выкидыш

Выкидыш

Дверной звонок противным набатом прогремел в приёмном покое второго акушерского отделения. На часах было 22 часа тридцать три минуты.
- Блять! Это какую же такую суку к нам принесло на ночь глядя! – акушерка Марь Иванна рассерженно бросила ложку в тарелку с больничным ужином, - девки сгоняйте посмотрите что там.
Её обращение было к двум молоденьким студенткам практиканткам мед училища. Девушки покорно поднялись со своих мест. Прозвучал повторный звонок, что означало срочность происходящего.
- Ладно, доедайте. Я сама.
Марь Ивана, женщина невысокого роста с крепким деревенским телосложением и неопределённым возрастом от сорока до пятидесяти неохотно поднялась и направилась… к зеркалу. Взбив начёс на затылке, подведя и так нарисованные чёрным карандашом глаза и, накрасив ярко красной помадой пухлые губки, она многозначительно произнесла:
- Там сегодня молодой доктор дежурит, надо соответствовать!
Прозвенел третий звонок, длившийся более минуты.
- Иду! Иду! Поссать уже нельзя!
Практикантки, как воробушки на веточке, перешёптывались и похихикивали. Марь Иванна открыла дверь, соединяющую две приёмные первого ( чистого в простонародье) отделения и второго акушерского, куда обычно кладут беременных с плохими анализами или на выкидыш (прерывание беременности в поздних сроках).
- Ну, наконец-то! Припёрлась! - акушерка другого приёмного отделения была как две капли воды похожа на свою коллегу с той только разницей, что начёс под колпаком был повыше, да раскраска поярче. Хотя куда уж ярче. Поговаривали, что в давние времена они «не разлей водой» были. А потом кто-то кому-то любовную дорожку перебежал. Предмет обожание обоих уже давно канул в лету. А ссора до сих пор в силе.
- Чё тут у вас? – недовольно фыркнула Марь Иванна.
- По вашей части. Начавшийся выкидыш на двадцатой неделе предположительно. Обменной карты нет. Открытие 7-8 см, так что скоро родить может.
На кушетке корчилось астеничное создание лет пятнадцати с едва наметившимся животиком, который теперь был похож на надутый мячик. Было видно, что к подобным издевательствам над своим организмом она явно не была готова.
- Когда это кончиться? – сдавленным голосом произнесло существо.
- Когда родишь тогда и кончиться. Давай поднимайся, пойдём в нашу приёмную. Побрить тебя надо, как полагается, - Марь Иванна подняла девчонку с кушетки.
- Да я уж всю грязную работу за вас «мадам» сделала, пока вы там у себя на личике марафет наводили перед молодым доктором, - акушерка первого приёмного ехидно уставилась на акушерку второго отделения.
- Ну и дура! – ответила ей Марь Иванна и поковыляла со своей спутницей в отделение.
- Вы её в предродовую положите и по назначению спазмалитики, а я через пару минут зайду. Тут на криминальный аборт похоже. Надо её родителям звякнуть.
Молодой доктор приятной славянской наружности, что сейчас случается редко в наших роддомах всё больше «…яны» или «…дзе», с уставшими зелёными глазами печально проводил взглядом скрывшуюся за дверью парочку.
- Что же ты милая, сучка подзаборная, с собой сотворила то, а? – Марь Ивана на ходу вытащила из стерильного бокса ночную рубашку и, как получилось, напялила на девушку.
- Я ничего, ничего не делала, я даже не знала, - всхлипывая, причитала первородящая.
- Как это не знала? У тебя же ребёночек в животе шевелился пол года, а ты не знала!
Практикантки постелили кровать и помогли уложить девушку. Марь Иванна набирала в шприц жёлтоватую жидкость из ампулы, и продолжала свои нотации.
- Вот видно же, что ты из приличной семьи. Не цыганка из подворотни, которые рожают, как в сортир ходят. Как же это не заметила? А мамаша твоя куда смотрела, что у дочки месячных нет?
- Я, я самостоятельная. А родители с братиком на даче с весны живут, чтоб мне учиться не мешали. Я в экстернате учусь. У нас программа сложная, - сквозь рыдания и стоны выдала девчушка.
- Хорошо там вас в экстернате учат! Вон как заучили! Расслабь ручку, сейчас полегче будет.
Облегчающая существование жидкость потекла по венам и рожающая немного затихла в полузабытьи.
- Ну, теперь можно и доужинать! – с облегчением произнесла Марь Иванна., - На всякий случай надо родовый набор подготовить. Вы тут всё разверните, а я пойду котлетки с картошечкой подогрею.
Стоящий на столе в буфете флакон со спиртом Марь Иванна убрала в сейф. Злоупотреблять перед родами она не любила. Привычка относиться к своей работе ответственно выработалась годами. Конечно, позволительно пропустить пару стопочек спиртику разведённого сиропчиком , но не перед родами. Приятное застолье и байки про акушерскую жизнь, которые практикантки слушали открыв рты, прервало мощное рычание рожавшей.
-Та-ак! Началось. Не тужимся! Не тужимся! Дышим, дышим, моя хорошая! – Марь Иванна подскочила в родовую, - Девки звоните в ординаторскую и педиатру. Рожаем.
Ученицу экстерната Марь Иванна легко, словно пушинку перенесла на своих натруженных руках на «Рахмановку» (похожая на гинекологическое кресло кровать для родов). Рядом на передвижном столике лежал разобранный детский набор. Зачем Марь Иванна его раскрыла, было не понятно ей самой. Плод в двадцать недель можно и в лоток принять. Но ей хотелось продемонстрировать правила приёма родов перед студентками, которые смотрели на неё, корифейку акушерской практики, как на богиню. Раздвинув ноги рожавшей девчонки, стало видно головку плода, показывающуюся в половых губах на схватку. Марь Иванна твёрдой рукой в перчатках залезла во влагалище.
- Чё то тут не пахнет двадцатью неделями. У тебя когда месячные последний раз были «пиздося ты головастая»?
- Не помню! Ы-ы-ы!
- Та-ак! Не помним, значит! А ну-ка девоньки мои дорогие позвоните ка ещё разочек в ординаторскую и скажите, что не выкидыш у нас, а ребёночек недоношенный будет. Пущай сами разбираются с ней, козой экстернатской. Чё делала то сегодня? Таблетки какие-нибудь пила?
- Не-ет! – рыдала рожающая, - только в ванне горячей с горчицей сидела и коньяку стакан выпила. Так подружка посоветовала.
Одна из практиканток метнулась к телефону, другая напряжённо следила за командой Марь Иванны и держала в руке шприц с «Метилом» для внутривенного введения. Весьма ответственное мероприятие, которое она выполняла впервые и поэтому капельки пота от волнения стекали по щекам от колпака к подбородку.
- Дыши, дыши не тужься! Во-от молодец! Чё стоишь глазами хлопаешь, - обратилась она уже к практикантке, - коли давай!
Девушка судорожно вцепилась в руку рожающему созданию и вогнала в надувшуюся вену иглу. Через пару минут на лоток с пелёнкой Марь Иванна положила красный кусочек мяса, который начал судорожно дёргать ручками и ножками, открывать синюшный ротик и хлопать голубыми огромными глазищами.
- Фу ты! Прямо как гуманоид какой-то! – акушерка перерезала пуповину.
- Кто там? – вяло спросила родильница.
- Кто, кто! Конь в пальто! Раньше надо было думать! – резко оборвала интерес молодой мамаши акушерка.
В этот момент комочек жизни набрался сил, расправил лёгкие и заорал нормальным детским криком.
- Ой! – вырвалось одновременно у всех присутствующих.
- А что это у вас ещё роды. А почему не сообщили? На обходе вроде никто не собирался так быстро рожать? – дежурный доктор с уставшими глазами и русской фамилией недоумённо стоял в дверях родовой.
- Так это ваш выкидыш двадцати недель разорался, - парировала Марь Иванна, - и что теперь прикажите с этим делать?
- М-да! – доктор многозначительно заглянул через плечо акушерки на орущего и сучящего ручками младенца, - взвешивали?
- Сейчас мигом, - Марь Ивана положила на весы красное тельце, - восемьсот девяносто два грамма. Чё делать то будем, доктор?
- Надо у мамочки спросить, - взгляд устремился на раскоряченную девочку на родовой кровати.
Малолетка тихонечко выла, закусив край ночнушки. В такт ей всхлипывала одна из практиканток, особо чувствительная. Марь Иванна, на всякий случай, отнесла нежеланное существо мужского пола на пеленальный столик под тёплую лампу. Обработала вазелином и прикрыла пелёнкой со словами: «Подождём педиатора»,- многозначительно подняла указательный палец к потолку.
Ждали педиатора. Все молча выполняли свои обязанности. Никто не хотел подходить к отчаянно орущему младенцу. Каждый из присутствующих надеялся, что он скоро замолкнет и всё закончится. Минут через двадцать появилась педиаторша. Секундой раньше до её прихода пелёнка перестала колыхаться, и выкидыш затих. Все облегчённо вздохнули.
- Простите, что задержалась, - глаза молодой женщины-педиатора были полны слёз, - Там у нас недоносок умер. В двадцать семь недель, даже с нашим оборудованием, трудно выходить такого малыша. У вас тут выкидыш? Сколько недель?
Она откинула пелёнку и в тот же миг комочек жизни начал новую отчаянную борьбу за свои права на существование в этом мире. Педиаторша отпрянула, а у окружающих снова сжались сердца.
- Э-это ч-что? – заикаясь обратилась она к акушерке и доктору.
- Выкидыш, но кажется очень живучий, - не поднимая головы от истории родов, произнёс доктор.
То, что произошло в последующие минуты, никто осознать не мог. Только, оторвав задницу от стула молодой доктор уже открывал дверь, а педиатр аккуратно, завернув в пелёнку, несла ценный груз. Последующие двери на пути «жизни» открывали по очереди Марь Иванна с растёкшейся по щекам тушью и студентки-практикантки со слезами на глазах. Маленький «гуманоид» как будто почувствовал, что выиграл этот раунд и затих. Его маленькое тельце заменило мёртвого предшественника в детском кювезе. Обложенный грелками и принимающий в себя все медикаментозные необходимости он мирно уснул, видя сны о счастливом будущем с любящими родителями. А сменённый обитатель детского бокса, был спущен во второе акушерское отделение, завёрнут в бумажную пелёнку и отправлен в холодильник. И все сделали вид, что ничего и не произошло. Спустя много лет, выросший «инопланетянин» с огромными голубыми глазами слабо походил на своих чернявых родителей, но на это обстоятельство никто не обращал внимания. Он был единственным, любимым сыном и талантливым пианистом.
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Abraxas (20.12.2009), Prizrak (21.12.2009)
  #23  
Старый 02.01.2010, 02:21
Аватар для Abraxas
Abraxas Abraxas вне форума
Братва
 
Регистрация: 14.02.2009
Сообщений: 607
Сказал(а) спасибо: 1,437
Поблагодарили 603 раз(а) в 412 сообщениях
Abraxas is on a distinguished road
По умолчанию

Жил бы я в городе, назывался бы Оракулом, а здесь я просто деревенский дурачок. Да и какой из меня Оракул, я же на самые простые вопросы ответить не могу! Вон, идёт тётушка Матильда, улыбается, кивает мне: "Здравствуй, дурачок. А знаешь ли, какая радость меня ожидает в новом году?" Ой, даже и не знаю, тётушка. Ждёт тебя что-нибудь или нет - поди разбери, до нового года ещё неделя почти, а ты уже старенькая, доживёшь ли... С лестницы-то послезавтра упасть, да ещё вниз головой - тут и у молодого здоровья не хватит, а тебе-то уже девятый десяток. Хотя, может, и выживешь, ты ж у нас бабка крепкая... в общем, не знаю я, а врать не хочу. "Не знаю, тётушка." Улыбается снова, треплет по голове, даёт сухарик. А вон дядюшка Фредерик прошёл, рукой мне помахал. "Привет, дурачина! А ну-ка, скажи, что у меня в кармане? Угадаешь - тебе отдам" Да откуда же мне знать, дядечка? Карманов-то у тебя два. В одном - леденец, в другом - письмо от сына, что он приезжает осенью, но это он обманывает, конечно - как же он сможет приехать, если в конце июня застрелят эрцгерцога Фердинанда? "Не знаю, дядечка". Усмехнулся, отдал леденец. "А теперь знаешь?" Ну, если подумать... Что там у тебя? Крошки табака, торчащие нитки, пара кошачьих шерстинок - это от кошки твоей любовницы, пятнышко жира от бутерброда, который ты носил в кармане позапозавчера... что же ты имеешь в виду? "И теперь не знаю, дядюшка." Расхохотался, ушёл. А может, он вообще о другом кармане говорил? У него дома ещё две пары штанов висят, там в карманах чего только нет... одних денег двадцать три монетки, поди тут угадай, о чём речь! Дети бегут: "Эй, дурачок, айда с нами на горку!" "Не, не пойду". Убежали. Хотя и хочется мне с ними на горку, да ведь всё-равно не добегут, за поворотом остановятся возле пекарни, откуда так вкусно тянет свежей сдобой, и про горку свою забудут, а захотят стащить булочку, пока никто не смотрит, и ведь стащат, а потом будут кусать её по очереди, спрятавшись за сараями - но за сараи мне совсем не хочется, и булки тоже, так что я с ними не пойду. А кроме того, я должен дождаться бабушку Фриду, которая подойдёт с минуты на минуту. Тут и угадывать нечего - она всегда проходит мимо меня как-раз в это время, вот уже лет восемь. Сейчас она подойдёт и спросит, не встречал ли я её мужа, который куда-то запропастился, и не знаю ли я, когда он собирается вернуться домой. Что я могу сказать? Боюсь, что это никому не известно. Оттуда, куда ушёл муж бабушки Фриды, ещё никто не возвращался, но вдруг именно он будет первым? Не знаю, не знаю... я ни в чём не уверен. "Конечно, бабушка Фрида,- скажу я ей,- он здесь только что проходил, и обещал вернуться завтра, не позже полудня." Она кивнёт и пойдёт дальше. Я всегда ей так говорю.
Жил бы я в городе, назывался бы Оракулом. Оракул всегда говорит правду. Но я живу в деревне, а деревенский дурачок может иногда и соврать.

(с) bormor
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Prizrak (04.02.2010), Prorok (02.01.2010)
  #24  
Старый 04.02.2010, 15:35
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,150
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию

В избирательной комиссии

- Вы куда с собакой?
- Я на секундочку!
- Какую еще «секундочку»? Сказано же – нельзя с собакой!
- Это же мопс – комнатная собака!
- Вот и ходите со своим мопсом в свои комнаты! Вам сюда зачем?
- Заявление вот хочу подать… На выборы.
- Выборы еще через два месяца!
- В том и дело. Хочу стать депутатом.
- Депутат городской Думы – большая ответственность.
- Я в курсе.
- Нужно быть опытным, влиятельным человеком, умеющим принимать взвешенные решения. С электоратом общаться, наконец. А вы тут с собакой… Несерьезно.
- Я умею принимать решения. А электората у меня пять тысяч работает – каждый божий день общаюсь.
- Гхм… Да? Декларация у вас с собой?
- Пожалуйста!
- Так… Пять квартир, семь джипов и чулочно - носочная фабрика?
- Совершенно верно.
- Подождите, фабрика – это та самая, что занимает целых два квартала, работает на подряде у китайцев и одевает всю Венесуэлу?
- Сам Уго Чавес мои носки носит.
- Вот как! Гхм. Да присядьте тут, на креслице, а собачку - то отпустите, пусть побегает, разомнется… И сейчас, значит, намерены стать депутатом?
- Что - то скучновато стало. Дай, думаю, порулю бюджетом – развеюсь.
- Очень, знаете ли, своевременное решение! А то у нас в администрации даже мониторы старые, представляете?
- Знаете, у меня совершенно случайно грузовик с мониторами неподалеку стоит. Заносить?
- Нет слов, чтобы выразить мое восхищение вашим управленческим опытом! И собачка какая у вас игривая! Вон как весело к бюллетеням в угол, побежал, цуцик этакий!
- Да, нрав у моего мопса веселый.
- Вы знаете, я прямо таки вижу вас спикером городской Думы!
- Если, что, я и сиротам могу помочь. Мне не жалко.
- Я вам тогда подготовлю списочек всех наших убогих поименно, ладно? Только вот с коллегами посоветуюсь.
- Валяйте.
- А ещё могу порекомендовать вам один рекламный центр, массовыми медиа продуктами занимаются. Такие, знаете ли, опытные люди – маму родную за деньги продадут!
- Буду весьма признателен.
- Кстати, через несколько лет на выборах мэра не думали поучаствовать?
- Можно.
- У меня, кстати, и знакомый политтехнолог есть…
- Ежемесячно пять тысяч долларов устроит?
- Вы гениально работаете с электоратом!
- Извиняюсь, мой мопс вам на бюллетени нассал.
- Да? Ну это ничего, ничего… Еще напечатаем. Это же политика, сами понимаете – расходный материал. А на следующей неделе заходите за списочком сирот, а я уже и документы приготовлю какие надо, только ручку надо будет приложить – расписаться. Будем вас спикером избирать. Можно прямо с собачкой вместе – бюджет всё стерпит.
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Prizrak (04.02.2010)
  #25  
Старый 16.03.2010, 13:51
Аватар для Abraxas
Abraxas Abraxas вне форума
Братва
 
Регистрация: 14.02.2009
Сообщений: 607
Сказал(а) спасибо: 1,437
Поблагодарили 603 раз(а) в 412 сообщениях
Abraxas is on a distinguished road
По умолчанию

Она приходит к нему спать.

Сначала они долго едут, потом что-то едят, а потом он стелит постель и она сразу засыпает у него подмышкой. Ну, не сразу, неважно. Она засыпает сладко и безмятежно, и через час у нее уже утро. Светлое утро выспавшегося человека с чистой совестью, а за окном как раз уже темнеет, и пора вставать.

Когда ей было 18 лет, у нее была квартира, в которой ей не разрешали жить. Родители были бедные и не могли давать денег, работать студентам тогда не полагалось и вообще она не понимала смысла этого несчастья. Она уезжала из дома в семь часов, к первой паре, потом пересаживалась на троллейбус и ехала к себе домой. Там она проводила весь день. Варила себе кофе, сидела с книжкой, смотрела в окно.

Обманом, хитростью она возвращалась в свою настоящую жизнь, а потом надо было ехать туда и там спать, в полной квартире народу.

Когда-нибудь, говорила она себе, когда-нибудь я буду спать дома. Вот как-нибудь все это кончится, и я буду спать дома. Ну хоть полчасика, но дома. А то ведь я не высыпаюсь, вот беда, я же все время в гостях, а в гостях и не заснешь толком, уже пора опять улыбаться.

Она приходит к нему и спит, и никто ее не будит, он вообще очень добрый, и она сама просыпается, когда пора ехать туда, просыпается ровно через час, но все равно ведь этот час у нее есть, все сбылось.

***

Больше всего на свете я люблю спать. В смысле просто спать.

При этом мне известны только два режима засыпания - вопреки всему, т.е. мысленно победив чей-то локоть, ввинтившийся в бок, замерзшие ноги и вопли телевизора, это одна техника, сон как победа над ужасом экзистенции. Есть еще другая техника - завернуться в тихое отчаяние, закуклиться в него как мумия, покориться и пойти на дно, для этого даже плакать перед сном не обязательно, это не победа, это слияние, тоже ничего хорошего.

При этом я просыпаюсь от каждого шороха, буквально от снежинки на подоконнике, а заснуть при свете дня - вообще нереально, потому что вдруг что, а я без трусов.

Спать с кем-то совместно - это для меня всю жизнь была фигура речи, я всегда лежала без сна или так, тревожно дремала и думала - вот уйдет, тогда и высплюсь.

Если бы я в свое время была поумнее, я выбирала бы не тех, у кого шире плечи и круче тачка и даже не тех, кто лучше целуется. И даже не тех, у кого больше словарный запас. Я выбирала бы тех, с кем можно спать.

В смысле просто спать.

***

Хорошо любить несчастного. Все-то ему в радость, всему-то он понимает цену. Дашь ему, бывало, горбушку - и любуешься, как ему хорошо.

Еще лучше, когда ты при этом сам такой. Когда ты эту горбушку украл на базаре, был бит, но сам не съел - ей принес. А она смеется от счастья, что ты у нее такой герой, и делает таинственное лицо, и вынимает из пакета совсем почти целые ботинки - нашла на помойке, тебе. Голодные и отверженные очень много понимают про любовь. Больше про нее понимают только приговоренные.

Плохо то, что если человека накормить хлебом досыта, он перестанет хотеть хлеба. Он станет хотеть мяса, горячую ванну и кино. Ничто не забывается быстрее, чем голод. Разве что боль. Она забывается еще быстрее.

Вы были отдушиной, единственной радостью в его беспросветной жизни, и вы перестали ею быть, потому что его жизнь перестала быть беспросветной, и вы сами это устроили.

(с) Hava
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Prizrak (17.03.2010)
  #26  
Старый 06.05.2010, 15:55
Аватар для Prorok
Prorok Prorok вне форума
Moderator
 
Регистрация: 07.11.2008
Сообщений: 9,150
Сказал(а) спасибо: 320
Поблагодарили 1,816 раз(а) в 1,452 сообщениях
Prorok will become famous soon enough Prorok will become famous soon enough
По умолчанию

Александр Иванович зацепился взглядом за одному ему видимую точку на потолке и сидел так уже минут двадцать, не моргая и не двигаясь.
Марина, его новая секретарша, несмотря на то, что только недавно начала у него работать, уже не обращала внимания на странные медитации начальника.
Она знала, что он мог так просидеть около часа, а затем выбраться из своего внеземного состояния и работать с удвоенной силой, вплоть до утра.
Наконец, вернувшись на Землю, его глаза приобрели осмысленное выражение, и сам он зашевелился, разминая отекшие части тела. Александр Иванович встал, потянулся и подошел к столу Марины. Она подняла на него глаза, вопросительно их округлив. Александр Иванович сел рядом с ней. Казалось, что он все-таки не до конца пришел в себя, потому что лицо его было по-прежнему задумчивым. А ведь она еще молоденькая совсем, - подумал он. Но хорошенькая. И одевается все не по форме. Никак не могу заставить носить строгие костюмы. Один хрен какие-нибудь детали ее одежды будут соответствовать ее возрасту и соответствующей ему несерьезностью.
- Вы что-то хотели, Александр Иванович? - решилась спросить Марина, потому что пауза слишком затянулась. Она довольно неуютно чувствовала себя на новом месте, понимая, что не до конца знает все повадки шефа, его странности и причуды. А чтобы остаться на этом месте, она понимала, что знать это ей необходимо. Александр Иванович как-то причмокнул и заговорил:
- Да, Мариночка. Хотел.
- Чем могу помочь?
- Я хочу с вами поебаться.
- Простите?
- Мариночка. Я хотел бы с вами потрахаться этой ночью.
- Вы шутите?
- Нет.
Марина почувствовала, как внутри у нее что-то сжалось, страх неприятной ситуации и незнание как вести себя в ней, парализовал ее тело. Она готова была прямо сейчас вскочить и выбежать отсюда, но попыталась отвлечься от необдуманных поступков.
Александр Иванович не сводил с нее взгляда, откровенно разглядывая ее, отчего она еще больше сжалась.
- Но... Я так не могу...
- Как так, Мариночка?
- Я вас даже не знаю...
- А зачем это? Я же вас не замуж зову. А предлагаю вам взаимное удовольствие.
Заметьте, взаимное. Все просто - я сделаю приятно вам, а вы мне. В чем проблема, Марина?
- Но... это... как-то...
- Мариночка, я не понял, может вам не нравится секс?
- Да нет... Нравится...
- Тогда что же? Вы не любите получать удовольствие? Вы против получить оргазм?
- Нет... Но это неправильно как-то...
- Что здесь неправильного? Вот когда мужики ебуться v это неправильно.
Когда животных ебут - это неправильно. Трупов там, детей, да много чего неправильного есть. А когда мужчина и женщина - это абсолютно правильно. По-моему так.
- Я не это имела ввиду, - Марина попыталась собраться и взять себя в руки.
- Мариночка, послушай меня. Вот ты вроде практичная девушка. Ты и по должности должна быть практичной. Я вот не понимаю, что препятствует нашей ебле? Ты любишь секс, а заниматься им - это тебе неправильно!
Противоречие.
- Но... Если я люблю э-ээ... это, то это не значит, что я должна это делать со всеми.
- А что, тебе все предлагают?
- Нет.
- Ну вот. Я же тебя и не заставляю со всеми. Только со мной. Сегодня ночью. Я обещаю, что тебе это понравится.
- Александр Иванович! Я не могу так.
- Да как так, Марина?
- Так сразу...
- А что, если я бы тебя поводил в рестораны, кино там, театры, надарил бы тебе подарков, ты бы согласилась потом?
- Ну, Наверное.
- Так давай мы это сделаем потом. А сегодня поебемся.
- Нет, так нельзя. Это неправильно.
- Да что ты заладила правильно-неправильно?! В чем разница-то? То, что ты хочешь - ты же получишь. И подарки и рестораны. Так зачем тянуть-то?
- Это будет похоже как будто вы мне платите.
- Так. И ты будешь чувствовать себя шлюхой?
- Ну да.
- А значит, если все наоборот, то ты не шлюха?
- Э-ээ. Это называется ухаживание - Марина совсем смутилась и покраснела.
У нее начала болеть голова.
- А кто это назвал так, Марина? От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Если ты сначала принимаешь плату или потом, то ты шлюха все равно, как не крути. Но я не называю тебя шлюхой, и не хочу, чтобы ты себя таковой считала. Я предлагаю совсем другое. Просто провести ночь. Почему ты не хочешь насладиться этим? Поебемся и забудем. А когда-нибудь ты это вспомнишь, и я уверен, что не пожалеешь.
- Но это неправильно. Извините. Я не могу так, Александр Иванович.
- Да как так-то?!
- Вот так сразу.
- Я вам не нравлюсь?
- Да нет. Нравитесь.
- Тогда зачем тянуть? Вот, Мариночка. Я понимаю, когда я вас пригласил в кино и завязал вам глаза. Сам посмотрел, а вы нет. Я получил удовольствие, а вы нет. Но я же предлагаю посмотреть вам вместе! Чтобы и вы этим насладились! Вы согласны пойти со мной в кино?
- Наверное.
- Так да или нет?
- Да.
- Тогда почему вы отказываетесь от секса со мной?
- Я не знаю. Это другое.
- Не вижу логики! По-моему секс интереснее кино. Ты не согласна?
- Ну да.
- Тогда в чем дело? Все будет красиво. Вам понравится, Мариночка. Мне тоже. Все довольны. Все здорово. Соглашайтесь.
- Я не знаю.
- Мариночка, пора избавляться от предрассудков. В этом нет ничего плохого.
Чего вы боитесь?
- Я. Мне надо позвонить. Предупредить, что не приду.
- Так вы согласны?
- Да.
Александр Иванович встал и посмотрел на часы.
- 34 минуты. Мда... старею.. Спасибо, Марина. Вы свободны.
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 12.05.2010, 15:00
Аватар для Abraxas
Abraxas Abraxas вне форума
Братва
 
Регистрация: 14.02.2009
Сообщений: 607
Сказал(а) спасибо: 1,437
Поблагодарили 603 раз(а) в 412 сообщениях
Abraxas is on a distinguished road
По умолчанию

...Счастье моё, давай обсудим всё на примере котяток.
Вот одному дяде (его зовут Коля, это не важно) подарили пингвина. Подарок оказался так себе. Он беспорядочно какал и звал маму голосом падшей женщины. Не то чтоб Коля грехами прошлых жизней заслужил себе пингвина. Просто у Коли фамилия - Миленький. И чуткие к стилистической завершённости друзья подарили ему художественную инсталляцию. Это будет динамическое искусство, решили они.

Пингвин скакал из ванной на стиральную машину и обратно. Уходя на работу, Коля гасил свет, в ванной наступала ночь. Все птицы ночью спят. Потом свет загорался, пингвин думал на Колю «Мама пришла» и ходил следом.

Пингвина назвали Артуром. Определить его в зоопарк было невозможно. Сами попробуйте сдать человека, который зовёт тебя мамой, откликается на Артура, а по национальности пингвин. Иногда Артур вскрикивал голосом падшей женщины «Где ты, Коля». Коля быстро отзывался, но соседи успевали услышать и смотрели утром понимающе.

Однажды Коля ушёл, а ванную не запер. Пингвин вышел на балкон, увидел белый день, мамы нет, и зарыдал от ужаса. Соседи сразу поняли: огромные негры беспорядочно насилуют падшую Колину женщину.

Когда Коля прибежал, соседка Вера уже рассказала милиции: Коля мучает в ванной пожилых проституток. Каждый день. Милиция сомневалась. Насколько милиция знала женщин, мало кто захочет насиловать их ежедневно. Очень много надо решимости и сил. Но Верка была одинокая, она разбиралась в криках страсти. Это были именно крики страсти. Да, она уверена.
Верку можно понять. Когда за стеной регулярно бывает жестокое обращение, может, и до вас однажды очередь дойдёт. Уж скорей бы, господи.

Коля открыл дверь, выбежал счастливый пингвин. Пришлось уныло объяснять, это инсталляция, динамическое искусство. Переплетение семантических пространств Человека и Антарктиды, где артефакты двух миров в новом поле утрачивают смысл и обретают сверхсмысл. Вырванный из контекста пингвин, вступая в неординарную комбинацию с ванной и стиральной машиной, освобождается от утилитарной функции пожирателя рыбы, приобретая функцию символическую, декоративную и духовную. Это же так прекрасно, смена контекстов создает смысловые трансформации, игру значений, понимаете?
За восемьсот рублей милиция прекрасно поняла Колин бред.

Всё закончилось хорошо. Коля с Верой поженились, это не важно. Я хотел сказать, если в подарок предлагают пингвина или котика, конечно, лучше остановиться на платочке от Hermes.
...
(с) Ваныч
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Prizrak (14.05.2010)
  #28  
Старый 22.05.2010, 21:11
Аватар для Abraxas
Abraxas Abraxas вне форума
Братва
 
Регистрация: 14.02.2009
Сообщений: 607
Сказал(а) спасибо: 1,437
Поблагодарили 603 раз(а) в 412 сообщениях
Abraxas is on a distinguished road
По умолчанию

Мнимое достоинство мужчин писать стоя - это никакая не уникальная особенность. Потому что я тоже могу писать стоя. Любая женщина в мире может встать и вот так пописать.

Среди женщин встречаются полные мудаки, а среди мужчин настоящие суки.

Иногда очень интересно представить, как это так, когда у тебя есть член. Я спрашивала Сережу, мол, удобно ли с ним ходить? По-моему, должно мешать невероятно. А он говорит, что, во-первых, привыкаешь с детства. А во-вторых, очень удобно, потому что это праздник, который всегда с тобой.

Когда я не в отношениях, то очень разумная и могу давать советы подругам. Со стороны их поступки и мысли выглядят полной дичью. Но когда у меня есть личная жизнь, то я сразу невероятно тупею. Предполагаю, что это некий химический процесс, который происходит в организме любой женщины от смешения жидкостей. Ты ничего не можешь с этим поделать. Начинаешь неимоверно идиотничать, придумывать, накручивать и сочинять то, чего нет.

Когда мужчины жалуются, что они всю жизнь бреются, то даже вообще не представляют, насколько часто и подробно бреются женщины, а иногда буквально рвут на себе волосы.

Во всех программах про животных показывают, что когда размножение, то самцы очень красивые, а самки серые или коричневые. Всегда показывают, как самец дует грудь, переливается всеми цветами радуги, гнет яркие перья, стучит клювом. Весь крупный такой, большой. А самка сидит перед ним – бесцветная и мелкая, как камушек, какая-то тупая идиотка. И вокруг нее пять таких самцов, как фейерверки. А у людей наоборот. У людей так: он сидит. Сидит, сидит. А вокруг ходят на невероятных шпильках с видом, что это очень удобно. И все яркие! Просто невероятные. А он сидит мелкий, толком вообще без клюва. И серый. Или тупо коричневый. Потому что мужчины не пытаются быть лучше. Самый волосатый мужчина - это большая радость для самой бритой женщины.

Я не люблю, когда феминизм. Не переношу этого вообще. Феминистки – это обиженные неудачницы. Мужчины – лучшее, что есть на свете. Они делают женщин красивее и сильнее. Я искренне считаю, что мужчины намного лучше женщин. Если бы я родилась мужчиной, то была бы стопроцентным подонком. Потому что женщины любят плохих мальчиков. Про меня бы плакали на кухне подружкам и ждали бы смс. Я была бы бабником и переспала бы со всеми. Я бы никогда не женилась, никогда!

Недавно он сказал мне: «Алеся, если бы не ты, то мы бы были прекрасной парой».

eprst2000
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Hope (25.05.2010), Prizrak (22.05.2010)
  #29  
Старый 25.05.2010, 16:39
Аватар для Abraxas
Abraxas Abraxas вне форума
Братва
 
Регистрация: 14.02.2009
Сообщений: 607
Сказал(а) спасибо: 1,437
Поблагодарили 603 раз(а) в 412 сообщениях
Abraxas is on a distinguished road
По умолчанию

Клад

Семья Цукерман жила в угловой квартире на третьем этаже и была славной династией советских диабетиков.

Бабушка Бася Осиповна Цукерман, дедушка Соломон Моисеевич Цукерман, их сын - дядя Срулик Цукерман, его жена – тетя Софа Цукерман, дети Моня и Злата Цукерманы, все без исключения были диабетиками, так что в данной ситуации их фамилия была просто знаковой.

Дядю Срулика во дворе за глаза именовали «заслуженным шлымазлом Советского Союза»: дня не проходило чтобы у него чего-нибудь не сперли, не окатили грязью из осенней лужи, не нагадили голубинным пометом на новую демисезонную шляпу и не обозвали жидовской мордой, причем зачастую несколько вышеуказанных событий происходили одновременно.

Однажды дядя Срулик на квартальную премию купил на птичьем рынке у подозрительно молчаливого прибалта щенка шарпея. Щенок рос с бешеной скоростью и когда достиг размера недавно родившегося в Харьковском зоопарке гиппопотамчика, дядя Срулик повел его к местному ветеринару.
Последний, осмотрев застенчивого гиппопотамоподобного шарпея, открыл дяде Срулику, что тот является счастливым обладателем очень ценного и редкого в наших краях экземпляра английского мастифа и что взрослые особи данной породы достигают веса в центнер-полтора и потребляют 3-4 киллограмма мяса в день.
Кроме того оказалось что мнимый шарпей тоже болен инсулинзависимой формой диабета, факт исключительно странный, учитывая что он то в кровном родстве с династией Цукерманов не состоит.

Цукерманы решили, что коль щенок болеет такой благородной человеческой болезнью, то и имя ему надо дать человеческое и назвали его Пинхасом.
Мастиф Пинхас быстро набрал обещанные ветеринаром центнер-полтора, но при этом оставался существом безмерно добродушным – казалось он не то чтобы укусить, а и подумать о ком-то плохо был не в состоянии.
Цукерманы часто выпускали его погулять одного во двор и он деликатно жался к стенке на лестничной клетке, когда надо было разминуться с кем-нибудь из соседей.

С моей бабушкой, однако, это не проходило – ее габариты вполне конкурировали с его, и тогда Пинхас давал задний ход до ближайшей этажной площадки.
Под деревьями Пиня ножку не задирал и территорию свою не метил, в этом не было необходимости – местные собаки, завидев небывалого монстра, теряли дар речи и драпали, поджав хвосты, за три квартала без оглядки.
По нужде Пиня стыдливо удалялся за трансформаторную будку и, удостоверившись что никто не подглядывает, рыл экскаватороподобными лапами рыхлую землю, сооружая себе ватерклозет.
Время шло и отхожий котлован расширялся в северо-западном направлении.

В этот теплый весенний день Пиня, как обычно, вышел погулять один, не дожидаясь вечно копающегося дядю Срулика Цукермана. Около подъезда, однако, дорогу ему преградил Финя Коголовский. Его мы только что единогласно выгнали из песочного кораблика, поскольку из-за него больше никому в кораблике не оставалось места, и Финя искал, на ком бы сорвать дурное настроение.
Завидев Пинхаса, Финя вытащил из кармана засморканный пионерский галстук и, размахивая им перед Пининым носом, завопил дурным фальцетом:
“Торррреадор смелеээээе в бой,
Тореадор, Тореадор”, - сопровождая свое исполнение арии Эскамильо из оперы Кармен странным тазобедренным танцем.

Пиня задумчиво глядел на него, видимо, взвешивая возможность куснуть затянутую шерстяными рейтузиками и напоминающую свиной окорочок, толстенькую ляжку. Но прикинув по зрелом размышлении, что маленький гаденыш с утра до вечера обжирается козинаками и содержание сахара в нем наверняка превышает все допустимые для диабетика нормы, Пиня окинул его надменным взглядом и проследовал в место уединения за трансформаторной будкой.

Споро принявшись за работу, Пиня выдал на-гора целый фонтан рыхлой земли. Вдруг под слоем влажного чернозема обнаружился полуистлевший кожаный саквояжик, наподобие тех, что до революции носили земские фельдшеры. Ухватив увесистый саквояжик зубами, Пиня аккуратно извлек находку и радостно потрусил с ней к хозяину.

Дядя Срулик тем временем рассказывал группе альтекакеров*, рядком примостившихся на скамейке, о том, как тяжело сегодня жить еврею в Советском Союзе. Алтекакеры старательно изображали на своих лицах искреннее удивление, можно было подумать, будто они не живут с дядей Сруликом в одном подъезде, в том же самом Советском Союзе, а приехали из семитотолерантной Америки.
Как говорится, береженого бог бережет, составить компанию болтливому дяде Срулику в камере за антисоветскую пропаганду не хотелось никому.
Церемонно поклонившись, Пиня бросил свою находку хозяину под ноги. От удара о землю ветхая кожа лопнула и из саквояжа на землю вывалилось с сотню золотых николаевских империалов**...

Вслед за этим последовала немая сцена, в которой подслеповатые глаза альтекакеров медленно выползали из своих орбит, а лицо дяди Срулика начало вытягиваться в длину.

В следующей сцене дядя Срулик бросает свой лапсердак поверх лопнувшего саквояжа и с воплем “Всем поровну”, повторяющим интонации главного героя “Судьбы Человека”, плашмя валится сверху.
Сгребя содержимое саквояжа в полы лапсердака и трясясь при этом как в тифозной лихорадке, дядя Срулик трусцой побежал с ним домой. Гуськом вслед за ним с каменными лицами потянулись альтекакеры.
Финя Коголовский стоял в сторонке и внимательно смотрел им вслед, на лице его играла злорадная улыбка...

Вечером в квартире Цукерманов осуществился делёж найденного сокровища. Каждому свидетелю, включая мою бабушку и бабушку Фини Коголовского, досталось по десять золотых империалов, и только дяде Срулику, как хозяину золотоносной собаки - двадцать.

Прошло несколько дней. К этому времени наша доля золотого фонда была надежно припрятана под скрипучими половицами старого паркета, поверх которых был установлен неподъемный дубовый буфет.

Вдруг раздался настойчивый звонок в дверь. За дверью стоял Финя Коголовский. Глаза его шустро проскользили по комнате, подмечая последние изменения в интерьере и остановились на лице дедушки Самуила, напоминавшем побрившегося бассет-хаунда.
Фима широко ухмыльнулся и произнес: "А Добермунцы тоже всю ночь мебель двигали". Потом улыбнулся еще шире и добавил:
"А ви тоже свои денежки под паркет спрятали?". Потом, переведя взгляд на окаменевшее бабушкино лицо, Фима прихрюкнул и без всякого логического перехода спросил: "А угадайте что ми сегодня в школе учили на уроке патриотизма? Ми учили о подвиге пионэра Павлика Морозова".

Дедушке Самуилу ничего не было известно о подвиге Павлика Морозова, но от уроков советского патриотизма в интерпретации ушлого Фини ничего хорошего он не ожидал.
"И вот " - продолжал Финя - "так мине захотелось повторить героический подвиг Павлика Морозова, что я даже сладкого кушать не могу".
Выражение вселенского ужаса появилось на скорбном лице дедушки Самуила. Бабушка с глухим стуком привалилась к дверному косяку.
"Но может если бы я получил какой-нибудь маленький сюрприз, я бы перестал думать о подвиге пионэра Павлика Морозова и снова бы начал кушать сладкое" - закончил свою мысль Финя. Взгляд его при этом красноречиво уперся в красовавшийся на дубовом буфете мой роскошный настольный хоккей - предмет зависти всего двора.
Через некоторое время Фима уже поднимался на второй этаж, под мышкой он нес картонную коробку с моим настольным хоккеем. Вскоре мы услышали как он позвонил в дверь второго свидетеля.

Утром следующего дня, к открытию центрального отделения магазина Детский Мир, выстроилась молчаливая очередь из восьми угрюмых жильцов дома номер пять по улице Гиршмана.

Прошло две недели, и атмосфера уныния и страха среди совладельцев золотого фонда начала спадать. Пайщики задышали ровнее и потихоньку возвращались к своим рутинным делам.
Бабушка и я сидели за круглым столом и играли в преферанс на деньги, две копейки - ставка. Бабушка выигрывала и заворачивала сорванный банк двухкопеечных монет в бумагу, делая из них тяжелые колбаски.
Дедушка Самуил задумчиво вертел в руках свои вставные челюсти, как вдруг раздался требовательный звонок в дверь. Бабушка подскочила на стуле, рассыпав при этом на пол монетки из очередной колбаски.
Челюсти в руках дедушки Самуила в ужасе громко клацнули зубами. На пороге стоял улыбающийся Фима.
Далее весь предыдущий рассказ о пионэре-герое и невозможности кушать
сладкое был повторен без существенных вариаций и довольный Финя продолжил свое шествие по сбору очередного оброка.
Когда обход маленького пионэра-шантажиста повторился в третий раз, Моисей Самюэлевич Добермунц - адьютант и правая рука легендарного командарма Уборевича, созвал экстренное совещание генерального штаба. На нем было принято гениальное стратегическое решение.

На следующий день местный зубной техник Додя, гений зубных мостов и кудесник вставных челюстей, получил от жильцов дома номер пять по улице Гиршмана небывалый заказ.
После того, как дверь за ними закрылась, Додя рухнул на спину и замолотил лапками в воздухе, как раненый таракан. Когда на шум прибежала испуганная жена, Додя перевернулся на четвереньки и завопил:
"Фирале, сэрдце мое, то ли будут сажать, то ли будут выпускать - эти гиршманцы шото знають. Они только что заказали мне по две пары золотых челюстей для своих пердунов!"
Еще через неделю Финя отправился в свой очередной и последний оброчный обход. Поскольку наша квартира находилась на первом этаже, Финя, как обычно начал с нее.
Открывшего на его требовательный звонок дедушку Самуила он встретил лучезарной улыбкой и начал свой задушевный рассказ о судьбе пионера-стукача Павлика Морозова.
Но вот тут избалованный предыдущим успехом Финя потерял бдительность. А если бы он не потерял бдительность, он бы наверняка заметил явную метаморфозу, произошедшую в облике дедушки Самуила, по сравнению с предыдущими визитами.
Вместо унылой обреченности на его лице появилось торжествующее выражение, а в глазах проблескивал мстительный огонек.

Все дальнейшее произошло настолько быстро, что я даже не успел это сразу осмыслить. Дедушка Самуил схватил маленького шантажиста за плечики, приподнял в воздух и быстро развернул на сто восемьдесят градусов. В этот же миг бабушка, взяв короткий разбег в три прыжка по коридору, с криком "Яяааааатьь !" выполнила высокотехничный удар с левой ноги.

Потом, много лет спустя, легендарный Диего Марадона на втором Кубке Мира повторит технику этого удара, сделав сборную Аргентины во второй раз чемпионом. Но это будет потом. А пока ...
Пока Финя Коголовский пулей вылетел из подъезда дома номер пять по улице Гиршмана, с бешеной скоростью вращаясь в воздухе, как фигуристка Ирина Роднина, выполняющая тройной тулуп, и с громким воем шлепнулся в пыльный газон.
И тут же, из восьми распахнутых настежь окон, раздались громкие апплодисменты и восемь старческих ртов расплылись в широкой улыбке, и ласковое весеннее солнышко, пробивавшееся сквозь кроны древних каштанов, отражалось в восьми парах челюстей из золота девятисотой пробы, наполняя тенистый дворик мириадами веселых солнечных зайчиков..

*альтекакер – старый срун (идиш)
**империал – дореволюционная монета из золота девятисотой пробы, весом в восемь с половиной грамм


(с)Сигизмунд
Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Prizrak (03.06.2010)
  #30  
Старый 09.06.2010, 09:51
Аватар для Abraxas
Abraxas Abraxas вне форума
Братва
 
Регистрация: 14.02.2009
Сообщений: 607
Сказал(а) спасибо: 1,437
Поблагодарили 603 раз(а) в 412 сообщениях
Abraxas is on a distinguished road
По умолчанию

Тризна

Семен умирал уже раз шесть. Ну интересно было человеку – что о нем говорят родные и близкие, искренне ли плачут, отдают ли должное. Ложился, подлец, на диван, останавливал сердце и лежал такой торжественный, любопытствовал. Родные, конечно, убивались очень в первый и второй раз. А потом как-то попривыкли и спокойно ждали, что на третий день встанет Семен, как ни в чем не бывало и начнет пилить всех. Дескать теща хихикала неприлично, а вот тот вот и вовсе не зашел, не позвонил.
Семена очень огорчало то, что родные перестали убиваться, поэтому, начиная с третьей своей смерти начал он еще и говорить. Совсем уж дикое зрелище стало – лежит покойный такой и с замечаниями своими лезет. Родные-то пообвыкли потихонечку, а вот посторонние люди пугались сильно.

В этот день Семен, почему-то, решил еще раз помереть. То ли с похмелья был, то ли чувством собственного величия преисполнился. Лег Семен на диван, сердце остановил и позвал жену:
— Этооо. Слышь? Как там тебя... Лена, а Лена? Иди-ка сюда быстро.
— Сам подойди. Я тут занята малость. – чем-то звякала на кухне Лена.
— Не-не-не. – скорбно сообщил Семен. – Отходился я по ходу. Все уж.
Лена появилась в дверях, недобро осмотрела усопшего и вздохнула.
— Опять? – спросила она. – Сколько ж можно-то, а? Не до развлечений сейчас.
— Какая-то ты не супруга даже. – обиделся Семен. – Нет, чтоб подойти, пульс послушать. Где хоть какое-то «Сенечка, что с тобой?». Где «Сеня, Сенечка, нееееет!»? У тебя муж умер или лампочка перегорела?
— Да пошел ты. – зло сказала Леночка. – У нас лампочки реже перегорают, чем ты умираешь.
И ушла звонить маме.
— Мама! Этот идиот опять умер! – плакала она в трубку. – Как я устала уже от этого, мама. Да нет, мама. Не обморок это и не потеря сознания. Это он на прошлой неделе практиковал. Он опять торжественно лежит и нудит на диване, мама. Нет, мама. Что значит – вынести и закопать, пока не очухался? Он же откапывается и приходит все равно. Что мне делать с этим всем, мама? Ты не приедешь?
— В гробу я его видела. — сурово сказала мама. – Чего я там не видела? Пусть лежит себе. Полежит дня три и очухается. Устала я уж скорбеть по нему. За последние полгода раза три уж скорбела. Слишком много скорби в моей жизни, дочь. Манала я такие тризны.

— Как же... Приедет твоя мама, ага... – нудил на диване покойник. – Она ж небось на танцы пойдет на радостях. Плевать ей на зятя. И тебе плевать. Хоть бы слезиночку проронила. Хоть бы скорую для вида позвала.
— Не буду я звать скорую! – закричала Лена. – Они к нам уже ездить отказываются. У нас одних справок о смерти шесть штук в шифоньере лежит. Они все действительные еще. Лежи себе так. Лежи, пока вновь не оживешь.
— Не буду я оживать! – уперся Семен. – Не для кого. Так и буду лежать тут мертвый. Пока не разложусь.
— Разлагайся. – бросила Лена и пошла переодеваться.
— Куда это ты? – спросил умерший.
— Не твое мертвяцкое дело! – отрезала Лена. – Буду по городу ходить, глотая слезы. Одна на одну со своим горем.
И ушла куда-то хлопнув дверью.

Семену стало неимоверно жалко себя. Хотелось даже всплакнуть, но в этом состоянии слезы не шли почему-то.
— Один лежу в пустой квартире. – начал он монолог. – Какая мерзкая смерть меня постигла. Все, что в жизни сделано, все свершения – все напрасно. Никто не сидит в изголовье, никто не рыдает, никто не говорит шепотом. И эта ушла, как ни в чем ни бывало. По городу каблучками цокать. Деньги транжирить. У нее похороны на носу, а она деньги в кофейнях швыряет...
Когда вернулась Лена, покойный уже был в крайней степени пафоса и вещал во всю мощь:
— Усопший был хорошим товарищем! Гениальным даже я бы сказал, товарищем! Деньги возвращал точно в срок... Тут эта сволочь, Васька, соврет, конечно. Но ведь не сможет он сказать, что не всегда возвращал даже, не то чтобы в срок. Но обо мне в этом состоянии либо хорошо, либо никак. Поэтому, Василий, рыло скорбным сделай и рассказывай дальше! Помню, как мы с Сенькой... это Васька так будет говорить... пошли на улице с девушками знакомиться. Ни одна! Ни одна не могла устоять перед искрометностью Сеньки. Теперь уж все. Спи спокойно, дорогой Семен.
Лена молча прошла к креслу и включила телевизор.
— Ой! А что это у нас ни зеркала не завешаны? И телевизор? – взволновался покойный. – Обычаев не знает хозяюшка. И подсказать ей некому. Не до скорби сейчас маменьке ее. Маменька-то уж точно знает, что полагается делать.
Лена прикрыла Сене лицо подушкой и сделала телевизор погромче. По телевизору шла передача «Ищу тебя». Лена смотрела в телевизор и тихонечко плакала. Затем она ужинала в одиночестве, смотрела какой-то фильм ни о чем и, наконец, заснула.

Утром она подошла к дивану и приподняла подушку.
— ... всю жизнь эта неблагодарная сука отравляла своим присутствием жизнь покойного. Он, как всякий великий человек, снизошел до нее, а в ней не появилось ни капли благодарности. Понимаешь, милая, как-то сказал он ей. Ты ничто в моей жизни, сказал он. Мне просто нужно, чтоб ты была рядом, закричал он. Потому что поганое общество никогда не поймет моего одиночества, выдохнул он. И к тому же кто-то должен стирать мою одежду, обидно засмеялся он. А она скулила прижавшись к его коленям и умоляла не бить ее больше. Бог издевательски хохотал ему в лицо. Никто из современников усопшего не понимал – зачем ему нужно было это серое, бессловесное существо. Никто не догадывался, что дело всего лишь в одном – ему было абсолютно все равно, с кем жить...
— Ну все! – решительно сказала Лена и сходила за скотчем и ножницами.
— Тебе статья будет! – испугался покойник. – Глумление над трупами.
— Глумление трупов надо мной никто не возьмет в учет? Как смягчающее обстоятельство? – поинтересовалась Лена. – Или ты заткнешься, или...
— Что ты мне сделаешь, стерва? – равнодушно бросил Семен. – Мне уже ничего не сделаешь!
— Есть крематорий в городе. – сказала Лена.
— Ты не посмеешь! – испугался Семен. – Ты не сделаешь этого!
— Почему? – пожала плечами Лена. – Справку о смерти мне дадут... Скорую вот вызову сейчас. И все равно избавлюсь от тебя. Вякнешь что-то при докторах – отдам для опытов в больницу. Промолчишь – в крематорий отдам.
— Лена, а вдруг я еще оживу, а? – умоляюще прошептал покойный. – А? Может подождем еще, а? Живой буду еще. Все будет как раньше. Ты же любишь меня.
— Кто тебе сказал? – прошептала Лена. – Не был ты живым никогда, Сень. Ты всю жизнь мертв. От собственного яда умер когда-то давно.
И ушла звонить в скорую.

(с)frumich
Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Hope (09.06.2010), Prizrak (16.07.2010), Prorok (09.06.2010)
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

http://ya-daryu.ru - Интернет-магазин эксклюзивных подарков Я дарю
http://portal.ageless.su Библиотека Ageless                       http://ageless.su - Форум Ageless



Текущее время: 08:51. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot

Обратная связь   http://jenatik.ru         Архив  


Footer
vBSkinworks Top