PDA

Просмотр полной версии : В начале славных дел


Prorok
11.05.2010, 11:43
В начале славных дел

Автор: тубзик

Теги: Туалетное рабство, золотой дождь, копро.

Её звали Лена. Мы учились в одной группе. Она была красавицей, а я не был чудовищем. А был я самым обычным пацаном, который любил её очень давно. Она чувствовала это и держалась надменно, всем своим видом показывая, что мне стоит держаться от нее подальше. Я же таскался за ней, держась на почтительном расстоянии. Каждый раз, когда я пытался оказаться поближе, она давала мне понять, что мне тут ловить нечего.
Но так как тянуло меня к ней со страшной силой, я не мог отказать себе в удовольствии оказаться с ней рядом, на расстоянии, вытянутой руки или даже ближе. Иногда мне это удавалось и даже безнаказанно: в школе это было несложно сделать, в большой куче народа она или просто не замечала, что я рядом или делала вид, что меня рядом нет. Так продолжалось до одиннадцатого класса, вернее до самого окончания школы.
О том, как я страдал все это время, рассказывать не стану. Скажу только, что по мере приближения окончания колледжа мои страдания возрастали. Я понимал, что после выпускного я ее уже не увижу никогда. На выпускном я надрался, то ли с горя, то ли потому, что надрались все. Лена тоже была навеселе, и я решил сейчас или никогда. Я выбрал момент, когда она была одна, подошел к ней и признался в любви.
То, что это ее ничуть не растрогало, нисколько не удивило меня: реакция была ожидаемой – смех. Затем она перестала смеяться и коротко сказала: - «пошёл нахуй, пиздюк». Обращение «Пиздюк» было как удар током. Я понял: ловить тут нечего. Но даже мысли о том, что меня, вообще-то, страшно оскорбили, у меня не возникло. Я понимал только то, что меня отшила девушка, которую я любил больше всего на свете.
Весь вечер я ходил, как побитый пёс, затем, выпив с пацанами ещё грамм сто водки, я решил сделать второй заход. Терять мне было нечего, раз уж я всё равно пиздюк. Я еле, еле дождался момента, когда она снова окажется одна и опять подошёл к ней.
- Дон Пиздюк готов служить своей королеве, - как можно развязнее, надеясь ещё спасти положение, обратив недавний инцидент в шутку.
Но она шутить была не намерена.
- Отвали, козёл вонючий.
Это была не правда: козлом от меня не воняло, но я и тут спорить не стал:
- Если моя госпожа пожелает, то её верный раб может быть кем угодно.
Я был и возбуждён и подавлен одновременно. Я понимал, что, если я не удержу нить разговора, она уйдёт, и только я ее и видел. Я преданно смотрел ей в глаза и не видел там ничего, кроме раздражения и досады.
- Слушай ты, хуй моржовый, недоносок ебаный, с чего это пришло тебе в голову, что ты мне хоть для чего-то нужен, да я срать на тебя хотела, уебок паршивый!
- Ну, так за чем же дело стало, возьми да и посри, – сказал я обреченно, понимая, что сейчас всё закончится.
- Иди нахуй, заебанец, – отрезала она и направилась к компании девченок, над чем-то смеявшимся в сторонке.
Я инстинктивно, как утопающий хватается за соломинку, схватил ёё за руку.
- Пожалуйста.
- Что-о-о-о, ты это серьёзно?
- Абсолютно.
- Иди нахуй!
Она отправилась к подругам, а я остался сел на стул, чувствуя под одеждой дрожь во всём теле. Не помню, сколько времени я так просидел, был как в забытьи, из которого меня вывела она.
- Хочешь послужить своей госпоже – услышал я голос, который уж и не надеялся услышать?
- Да, – коротко и тихо ответил я.
- Идём со мной, раб.
Изумлённый и счастливый я пошёл за ней.
Мы прошли в подвал. Она приказала мне лечь на спину прямо, на бетонный пол. Я повиновался.
- Ты действительно готов стать моим туалетом, недоносок, - спросила она строго.
- Да, - ответил я и почувствовал, как встает мой хуй.
- Открой пасть!
Я открыл. Она задрала подол мини юбки и, спустив трусы чуть ниже колен, присела надо мной. Я не верил происходящему и думал, что я сплю. Однако струя ее мочи ударила мне в лицо, запах аммиака и специфический непохожий ни на что другое вкус мочи вернул меня к действительности. Надо сказать, что хоть в подвале и не было большой иллюминации, всё же горела лампочка, и я мог не только ощущать всё происходящее, но и видеть.
То, что я увидел, наверное, никогда не забуду. Мощная струя мочи, бившая мне в лицо и грудь, лилась широким потоком, когда он начал ослабевать у его основания на губках моей госпожи образовалась пенка, которую почему-то очень хотелось слизать. Ещё до того, как поток иссяк, мне в лицо ударила струя сероводорода, и я понял, что то, что было – это ещё далеко не всё: впереди продолжение, и я уже знал: каким оно будет.
Продолжение последовало. Анус Лены шевельнулся и подался навстречу моим губам как для поцелуя, я не удержался и, подавшись ему навстречу, прижался к нему губами.
- На место, говноед, - строго одёрнула меня госпожа, - ты мешаешь мне срать!
Я опустил голову на пол и стал ждать с открытым ртом. Наблюдая великое таинство девичьей дефекации. Излишне говорить о том, что мой хуй всё это время стоял, как лом.
Девичий анус, в такие моменты напоминает раскрывающийся бутон розы и что бы из него ни выходило (а выходит известно что), он красив необыкновенно. Ее первая и последняя какашка была огромной и в рот целиком не поместилась, оставив следы на моём лице, большая её часть свалилась на пол. Лена встала и, обернувшись, посмотрела на меня.
- Фу, даже плевать на такого противно, - сказала она.
Поискав вокруг глазами и ничего не найдя она снова присела надо мной и вытерла попу моим уже основательно проссатым галстуком, который я впервые надел в тот день, в тайне надеясь, на то, что он поможет мне добиться успеха.
Дня через три после выпускного, когда я ещё не успел осмыслить всё произошедшее, мне позвонили – это была Лена…