PDA

Просмотр полной версии : Ариадна


Prorok
27.03.2010, 21:22
АРИАДНА

В данный момент мои губы были покрыты толстым слоем говна после того как Ариадна заставила меня съесть огромное количество говна в течение последнего часа. Мой живот все еще бурлил после этого. Кусочки фекалий застряли у меня между зубов и засохли на тыльной стороне горла. Мой язык был покрыт уже несколькими слоями говна, которое осталось на нем после предыдущих кормлений. В последние дни только моча Ариадны помогала мне хотя бы немного смыть засохшее говно с языка и горла. Я просил Ариадну разрешить чистить мне зубы и полоскать рот после употребления говна, но она запретила мне до свадьбы. После свадьбы, сказала она, мне разрешено будет чистить зубы, так как мне придется есть говно по несколько раз в день, обслуживая Ариадну и ее приятелей.
После того как я съел говно, Ариадна разрешила вытереть рот туалетной бумагой. Мой рот, сказала она, похож на анус, поэтому его надо вытирать. На этот раз Ариадна разрешила мне не только умыть лицо, но и прополоскать водой рот. Это несмотря на то, что Ариадне нравилось знать, что мой рот постоянно наполнен запахом ее говна. Ее совершенно не волновали мои жалобы, собственно говоря, ей даже нравилось, когда я жаловался, так как это означало, что у меня не все благополучно. В таких ситуациях она просто ставила передо мной еще одну тарелку с говном, а сама наблюдала - стоит ли мой член. А мой член, к сожалению, всегда стоял, когда я ел ее говно. А началось все это так.
Я очень сильно любил Ариадну, поэтому всякий раз уезжая из города, я звонил ей каждый день. Обычно мы разговаривали обнаженными. Во время разговора мы ласкали свои тела и это создавало атмосферу интимности, несмотря на то, что мы были удалены друг от друга на многие километры. В эту мою поездку на конференцию, я как обычно каждый день звонил Ариадне и мы нежно ворковали. Но вот однажды я позвонил ей около 9 часов вечера, телефон звонил минут 5, пока Ариадна не сняла трубку. Она была какой-то холодной и отстраненной, на мои вопросы отвечала уклончиво. Я понял, что что-то случилось, и мне потребовалось все мое искусство уговоров, чтобы узнать в чем дело.
- Ну что я могу сказать, - начала она. - Главное это то, что теперь я не убеждена, что ты хочешь меня, что ты действительно хочешь меня и хочешь быть со мной.
- Как ты можешь так говорить? - возмутился я. - Ты же знаешь как я люблю тебя.
- Да, возможно ты и любишь меня, но что не означает, что ты меня хочешь. Я прочитала файлы в твоем компьютере. Возможно, я не та девушка, которая нужна тебе.
По ее голосу я понял, что она разгневана и определенно что-то замышляет.
- О чем ты говоришь? - Запротестовал я. - Какие файлы? Мы с тобой вместе вот уже три года, скоро состоится наша свадьба. Конечно же, мне не нужно другой девушки. И я знаю, что ты тоже любишь меня.
- Вот именно, мы вместе уже три года, а оказалось, что я совершенно не знаю тебя. Я вообще теперь не уверена, что тебе нужна любовь. Насколько я могу судить все, что тебе нужно - это сильнейшее унижение. Ты гребаный извращенец. Чертов пожиратель говна. Ты вызываешь у меня отвращение.
После некоторой паузы она прокричала: «Жри дерьмо, сраный извращенец!» и повесила трубку. Я был ошеломлен! Стоя обнаженным в своем номере, я слушал гудки в телефонной трубке и они казались мне погребальным звоном над нашими отношениями. В большое зеркало на стене я видел себя, покрасневшего от стыда, и к еще большему моему стыду я видел пунцово-красную головку моего торчащего члена, с выступившей на ней капелькой смазки. Она была совершенно права насчет моей потребности в унижении. Сексуальное унижение возбуждало меня.
Это было моей огромной тайной, тайной о которой я никогда не говорил Ариадне. По каким-то непонятным причинам унижение, а особенно унижение говном, возбуждало меня. Более того, словесные оскорбления, а тем более туалетная брань, возбуждали меня еще сильнее. В своих самых сокровенных и темных мечтах я видел себя грязным поедателем говна. И вот теперь Ариадна все узнала о моих черных фантазиях. Одна только ее последняя фраза «Жри дерьмо» - возбудила меня. Ее очевидное отвращение ко мне заставило тянуться головку моего члена к небу.
Я не знал что делать. Конечно, теперь Ариадна разочаруется и покинет меня. Каким же дураком я был, когда зашифровал все файлы одним и тем же паролем, который представлял из себя дату моего рождения! В моих секретных файлах было собрано огромное количество материалов: рассказы и фотографии с сайтов, посвященных копрофилии, а также несколько оцифрованных фильмов. Кроме того, там были выдержки из моих чатов с доминирующими женщинами, которые я проводил в то время, когда Ариадна спала. Я еще несколько раз в этот вечер звонил Ариадне, но телефон молчал. Я провел бессонную ночь, с одной стороны меня пугало то, что я, возможно, больше никогда не увижу Ариадну, а с другой стороны - я испытывал облегчение, что моя тайна раскрылась.
На следующий день я никак не мог сосредоточиться на делах, вместо этого я безуспешно пытался дозвониться Ариадне на работу. Это был последний день конференции, сразу после последнего доклада я ринулся в аэропорт и первым же рейсом отправился домой.
Подойдя к дому, я увидел, что дом погружен в темноту, и только из одного окна лился слабый свет. С облегчением я вошел в дом, из гостиной доносилась мягкая музыка. Я быстро бросил свои сумки, снял пиджак и вошел в гостиную.
Ариадна лежала на диване в противоположной стороне комнаты, освещаемая бликами свечей. В одной руке она держала бокал вина, а в другой - сигарету. Она медленно подняла голову и посмотрела на меня.
- Раздевайся, ничтожество, - сказала она. - Снимай с себя все. Немедленно!
Вообще то я всегда раздевался, возвращаясь домой из поездок, и мы с Ариадной неистово трахались по поводу моего возвращения. Раздевание при возвращении было нашей традицией и я даже начал надеяться, что Ариадна простила меня. В мгновение ока я разделся и стоял посреди гостиной, овеваемый прохладным ветерком из окна.
- Я хочу, чтобы ты посмотрел как я буду опорожнять свой кишечник, - сказала Ариадна.
Как только я осознал смысл ее слов, мой член тут же беззастенчиво принял боевую стойку. Я смотрел как Ариадна пересекала комнату. Она была одета в строгую кожаную амуницию, в которой было много всяких металлических штучек. Эта амуниция отчетливо подчеркивала все изгибы и выпуклости ее божественного тела. Фактически она была более обнаженной, чем если бы на ней просто не было одежды. Но самым интересным было то, что попка Ариадны была совершенно открытой. Туфли на пятнадцатисантиметровой шпильке заставляли ее попку призывно колыхаться, намекая на то, что эта обычно запретная часть тела, сегодня будет открыта для доступа. Я запаниковал. Если ее одежда обещает мне доступ к попке, то уж, конечно, этот доступ будет не сексуального плана. Совершенно очевидно, что это будет доступ совершенно другого вида.
Ариадна зашла на кухню, взяла там большую белую тарелку и вернулась в гостиную. Я так и стоял голым с торчащим членом, испытывая огромное смущение и стыд из-за того, что мое возбуждение было столь очевидным. Правда, я не очень верил, что Ариадна имела в виду именно то, что я подумал. Тем временем Ариадна поставила тарелку на кофейный столик и посмотрела на меня:
- По твоему возбуждению я вижу, что была права относительно тебя. Скажи мне Билли, ты действительно такой грязный извращенец?
Я просто стоял в онемении, она произнесла «Билли» с таким сарказмом в голосе. Это был ужасный момент, у меня действительно не было слов, чтобы описать свои эмоции. И тут, как бы для того, чтобы избавить меня от необходимости произносить слова, с кончика головки моего члена медленно стекла капля жидкости. Я хотел умереть. Ариадна увидела эту капельку:
- Что ж, ты слижешь ее потом. А сейчас садись рядом и внимательно смотри за тем как я буду срать!
С неохотой я сделал так, как она велела - белая тарелка сверкала передо мной. Ариадна медленно повернулась спиной ко мне. Широко раздвинув ноги, она присела точно над тарелкой. Ариадна, повернув голову, убедилась, что я наблюдаю за происходящим. Она раздвинула ягодицы, и я почувствовал приятный аромат ее попки, который тут же сменил омерзительный запах, перебивший все другие. Это был запах дерьма, приближающегося к выходу из ануса Ариадны.

Prorok
27.03.2010, 21:23
Я вынужден был смотреть. Ариадна была просто восхитительна в этой позе. Напряженные мышцы бедер сделали ее ноги еще прекрасней. Моим глазам предстали все секреты ее ануса. Ариадна начала испражняться. Из ее прекрасного ануса появился кончик шоколадной какашки. Затем она вся появилась из ануса - тонкая и крепкая, блестевшая в свете стоявшей на столике свечи. Какашка немного задержалась у выхода и упала на тарелку. Я успел прикинуть, что длина какашки составляет не меньше 15 сантиметров, а ее диаметр около 5. Мой разум горел от зрелища какашки, лежавшей передо мной на тарелке. Реальность оказалась куда более впечатляющей, чем мои фантазии.
Когда Ариадна закончила, она аккуратно отодвинулась от тарелки и неожиданно приблизила свою попку к моему лицу. Она двумя руками раздвинула ягодицы, обнажив испачканный остатками говна анус, и сказала строго:
- Вылижи мою задницу, твой язык будет неплохой заменой туалетной бумаге. Вылижи ее тщательно, чтобы ничего не осталось. Быстро, не заставляй меня ждать!
Ничего не соображая, я наклонился к ее попке и погрузил лицо в ложбинку между ее ягодицами. Рядом со мной лежала тарелка с какашкой, от которой шел отвратительный запах. Я погрузил язык глубоко в анус Ариадны и теперь ощутил и вкус ее говна. Я начал вылизывать ее попку, с любопытством высасывая остатки говна из ее ануса. Вкус говна был ужасающим, но я нашел в себе силы проглотить его, и вот через некоторое время попка Ариадны опять была розовенькой и блестела первозданной чистотой. Моя мечта осуществилась! Я ел говно, правда совсем немножко, но ел! Теперь я стал говноедом. В моем понимании говноедства очень важным моментом было то, что я смог проглотить говно. Конечно, это было непросто, но я смог подавить отвращение и заставить кусочки говна пройти сквозь мое горло. Когда, наконец, успокоились спазмы в моем желудке, мой взгляд упал на тарелку с лежавшей на ней какашкой. Я содрогнулся, но потом подумал, что, возможно, Ариадна не заставит меня есть ее. Но Ариадна не зря покакала на тарелку.
- Тебе повезло, ты съешь это в моем присутствии, - сказала она.
Я наклонился над тарелкой, мои губы и рот были покрыты говном, я ощущал вкус и запах только говна, я больше не прикасался к божественной попке Ариадны и член мой больше не стоял. Это было ужасно унизительно. Я согласился лизать ее попку, но сейчас мне надо было встать и уйти. Не могло быть и речи, чтобы я ел говно из тарелки. И тут я почувствовал, как ее кулак уперся мне в лоб.
- Идиот! - сказала Ариадна, стукая меня по лбу кулаком. - О чем ты размечтался? Ты должен есть говно. Зачем по-твоему я приготовила это блюдо? Ешь его! Немедленно! Ты, ебаный извращенец, жри говно! ЖРИ ГОВНО! - уже почти закричала Ариадна и ударила меня по лицу.
Я боролся со своими чувствами, глядя на Ариадну, которую отделяла от меня тарелка с ее какашкой. Какашка была похожа на большой восклицательный знак. Ариадна подошла ко мне, схватила меня за волосы и наклонила мою голову к тарелке. Мой рот оказался в какой то паре сантиметров от какашки, я ощущал ее отвратительный запах. Ариадна, несмотря на мое сопротивление, все ближе наклоняла мою голову к тарелке.
- Поцелуй ее - сказала она. - Я хочу чтобы ты поцеловал мое говно.
Я молчал, что я мог ответить?
- Целуй его, целуй мое говно! - кричала Ариадна, продолжая нажимать на мою голову.
Прекратив сопротивление, я вытянул губы, погрузил их в говно и быстро поцеловал какшку.
- Ну вот, - крикнул я, выпрямляясь, - я поцеловал твое говно. Я сделал это!
- Хорошо, - сказала Ариадна неожиданно спокойным голосом. - А теперь лижи его, вылижи его по всей длине. Высунь свой язык и лижи мое говно.
Она опять стала наклонять мою голову к тарелке.
Решив, что у меня нет другого выхода кроме как пройти через это, я сдался. Я наклонил голову, высунул язык и начал лизать какашку Ариадны. Вкус был мерзким, но у меня не было выбора.
- Хорошо, - услышал я голос Ариадны. - Тебе нравится? Ведь говноеды любят говно, не так ли? Вижу, что так, ты, ебаный говноед. Ты любишь говно. Лижи его, лижи. Теперь ты всегда будешь лизать говно, раз оно тебе так нравится. А потом ты съешь его.
Мертвенно бледный я водил языком от одного конца какашки к другому, по всей ее 15-сантиметровой длине. Я еще надеялся, что Ариадна не заставит меня есть говно, но мой член опять был твердым как камень. Ариадна пощупала мой член и прошептала:
- Посмотри как ты возбужден, ты, кусок дерьма. Сраный говноед. Говно заводит тебя?
Она отпустила мою голову, и я в изнеможении откинулся назад. Мои губы и язык были покрыты тонким слоем говна.
- Посмотри на него, посмотри на говно. Это то, что ты будешь есть весь остаток своей никчемной жизни, - сказала Ариадна, стоя у меня за спиной.
Неожиданно я услышал звон серебра. Ариадна бросила на стол, несколько столовых приборов, на ощупь выбрала из этой кучи большую ложку и протянула ее мне.
- Возьми ложку. Позже я нанесу на нее гравировку, а сейчас просто возьми ее и зачерпни себе славную порцию говна. Положи ложку в рот и проглоти говно, не забудь тщательно прожевать его. Съешь все говно, а потом до блеска вылижи тарелку и ложку.
Я протянул руку и взял ложку. Медленно я поднес ложку к тарелке, зачерпнул большой кусок говна и поднес ложку ко рту. В последней надежде я посмотрел на Ариадну, может она изменит свое решение. Но Ариадна была непреклонна, она посмотрела мне в глаза и сказала:
- Ешь.
Собрав всю свою силу воли, я открыл рот и направил в него ложку. Я быстро закрыл рот, вздрогнув от омерзения, опять почувствовав на языке этот отвратительный вкус. Почти бросив ложку на тарелку, я судорожно вцепился руками в столик, изо всех сил пытаясь удержать рвотный позыв.
- Ну вот, хороший мальчик, - проворковала Ариадна. - Все правильно, а теперь начинай медленно жевать. Ни в коем случае не глотай его сразу - насладись сначала вкусом.
Как будто кто-нибудь способен проглотить дерьмо, но жевать я начал. Вкус был отвратительным, но чем больше я жевал, тем больше успокаивался, особенно, когда Ариадна начала гладить мои щеки, раздувшиеся от ее говна. Она села на столик рядом с тарелкой и сказала:
- Умничка, ты станешь хорошим говноедом, Билли! А теперь, давай посмотрим как ты его проглотишь.
Ее глаза уставились прямо в мое лицо, глядя на то, как я жую говно, и ожидая момента, когда я его проглочу. Я закатил глаза, пытаясь показать невозможность глотания говна. Но, продолжая жевать, я автоматически проглотил маленький кусочек говна. После этого, преодолевая рвотные спазмы, я начал глотать и остальное. Проглотив все говно, я начал судорожно глотать воздух, чтобы сдержать рвоту. Ариадна отклонилась в сторону, чтобы на нее не попадало мое пропахшее говном дыхание. Неожиданно, она изо всей силы ударила меня рукой по лицу:
- Больше никогда не допускай, чтобы твое зловонное дыхание попало на меня, - злобно предупредила Ариадна. - От тебя несет, как из канализации.
После этих слов Ариадна взяла ложку и зачерпнула еще одну большую порцию говна.
- Открой рот пошире и высунь язык, - сказала она, сильно сжав свободной рукой мои челюсти, принуждая меня широко открыть рот. - Пора наполнить твой туалетный рот новой порцией говна!
Ариадна вставила ложку в мой рот и вытерла ее о мой язык.
- Держи рот открытым, я еще не закончила.
Ариадна зачерпнула еще одну порцию говна и направила его в мой рот, говно уже упиралось мне в глотку.
- Открой рот пошире, тут осталось еще.
Она буквально забила мой рот остатками говна и приказала:
- Не двигайся и не закрывай рот, я сейчас принесу видеокамеру.

Prorok
27.03.2010, 21:23
Ариадна принесла камеру и начала снимать меня, она меняла ракурсы съемки, изменяла увеличение, - все это длилось около 5 минут. После первой минуты съемки по моим щекам покатились слезы.
- Ты хороший говноед, Билли, - сказала Ариадна и камера записала ее слова. Слезы очень украсят фильм. Кстати, у меня появилась замечательная идея.
Ариадна наклонилась ко мне, и я увидел, что в руках у нее прозрачная липкая лента. Она быстро сделала несколько витков ею вокруг моей головы, таким образом, что мои губы оказались зафиксированы в раскрытом положении, а через прозрачную ленту можно было видеть говно в моем рту.
- Замечательно! - Заявила Ариадна. - Думаю, ты проведешь так весь уик-энд. Я знаю, ты любишь говно.
В этот момент зазвонил дверной звонок.
- О Боже, - практически взвизгнула Ариадна. - Он здесь, он сделал это. Это просто замечательно! - Она повернулась ко мне и приказала - Поднимайся и встань прямо в центре комнаты.
Ариадна включила весь свет, который озарил меня, стоящего в центре собственной гостиной, совершенно обнаженного и к тому же со ртом, полным говна. А завершал картину мой торчащий колом член, на кончике которого блестела капелька жидкости. Мое сердце сжалось от страха. Кто этот «он»?
- Раздвинь ноги, Билли, - услышал я голос Ариадны и выполнил ее указание. - Еще пошире, так, а теперь нагнись. Еще шире раздвинь ноги.
Звонок зазвонил еще раз, Ариадна выглядела слегка взволнованной. Но вот она взяла себя в руки и направилась к двери. Я не видел, что там происходит, слышал только обрывки слов и смех. Затем послышались звуки поцелуев, снимаемой одежды, стоны страсти. Примерно через 15 минут в комнату вошла Ариадна, она за член вела обнаженного мужчину. Что за член это был! Это был по меньшей мере 25 сантиметровый кусок твердейшего мяса. Ариадна вся светилась от сексуального возбуждения, глядя мне в глаза она сказала:
- Билли, это Роберт, Роберт, познакомься с Билли. Роберт, представляешь, Билли есть говно. - А затем она добавила, обращаясь ко мне. - Билли, Роберт настоящий мужчина, его член в пять раз больше твоего маленького стручка.
В этот момент, совсем некстати, еще одна капля жидкости скатилась с головки моего члена на пол.
- Роберт, посмотри как возбужден этот маленький туалет. Ему нравится унижение. Поскольку он в будущем собирается стать моим мужем, я думаю, что у меня всегда найдется что-нибудь, чтобы удовлетворить его сексуальные нужды.
Моей первой мыслью было что Роберт просто случайный парень, которого Ариадна нашла чтобы усилить мое унижение, и который просто трахает мою Ариадну, не вникая зачем ей это нужно. Но оказалось, что это не так.
- Итак, что мы имеем? - Заговорил Роберт. - Да у него полный рот говна. Это твое или его?
- Это мое говно, - ответила Ариадна. - И он будет есть его до конца своей жизни. - Она повернулась ко мне. - Настоящий мужчина не ест говно, поэтому стой и смотри, как твоя жена будет трахаться с настоящим мужчиной. Смотри на это, Билли.
Ариадна подошла к Роберту, встала перед ним на колени, только сейчас я заметил, что на ней надеты наколенники для катания на роликах. Она нарочито медленно, чтобы я не пропустил ни одной детали, приблизила свои губы к напряженному члену Роберта, не спеша открыла рот, высунула язычок и плавно провела им по его члену. Вот ее губы подобрались к головке члена Роберта, и она медленно, как будто смакуя, нанизала свою голову на этот торчащий стержень. Я не верил своим глазам - ее губы коснулись яиц Роберта! Никогда не видел такой ненасытной шлюхи! Со мной она вела себя гораздо скромнее, она выглядела почти счастливой, когда мы заканчивали заниматься сексом. Даже с наполненным говном ртом я почувствовал запахи их выделений. Ариадна продолжала сосать член Роберта, временами останавливаясь и широко открывая глаза. При этом ее взгляд был переполнен похотью, я никогда не видел у нее такого взгляда. Ариадна все убыстряла темп, помогая себе руками, и вот она внезапно остановилась, с уголков ее губ стала стекать сперма, которую она не успевала проглатывать. В этот же момент ее тело затряслось от ее собственного оргазма, по бедрам потекла вагинальная жидкость. Ариадна в изнеможении упала на пол, ее язык слизывал остатки спермы на губах, а руки блуждали между бедер. Роберт стоял, как изваяние греческого бога, глядя мне в глаза и усмехаясь. Его член все еще был напряжен, а мой сморщился меньше обычного. Я был просто парализован увиденным зрелищем и стыдом от того, что я позволил этому случиться.
Через несколько минут Ариадна пришла в себя, она посмотрела на меня и ее глаза опять стала холодными:
- Ну что, туалет, - сказала она, - тебе понравилось? Мне - да. Я никогда не испытывала такого удовольствия от сосания члена. С этого момента ты лишаешься всех сексуальных прав. Возможно, я разрешу тебе дрочить, но только тогда, когда ты будешь есть говно. И это будет весь секс, который ты будешь получать.
- Что дальше? - Спросил Роберт. - Мы закончили с этим ничтожеством?
- Нет еще, Роберт, дорогой, - ответила Ариадна. - Он должен проглотить все говно, которое у него во рту, а потом я должна туда пописать. Роберт, а ты не мог бы помочь мне управиться с этой козявкой.
Неожиданно Роберт оказался возле меня, он схватил меня за шею и наклонил меня к своей промежности, его член оказался в нескольких сантиметрах от моего рта, и я почувствовал как что-то острое уперлось мне в горло.
- Давай, малыш, глотай то что у тебя во рту, или я перережу тебе глотку.
- Ешь говно, - добавила Ариадна. - Ешь. Я рассказала всем у себя на работе, что ты ешь говно. Ешь дерьмо, черт побери. Доставь удовольствие Роберту.
Понимая, что у меня нет выбора, я начал глотать говно, которое было у меня во рту, хотя это было и не просто, так как мой рот был залеплен липкой лентой. Я опять почувствовал прикосновение чего-то острого к горлу и ускорил глотание. Наконец, я проглотил все, за исключением кусочков, которые прилипли к ленте, и попытался показать Роберту, что я уже все проглотил.
- Кажется, этот засранец все проглотил, - сказал он и шлепнул меня своим полутвердым членом по лицу. - Какое же ты ничтожество!
Роберт начал срывать ленту с моего лица, делал он это нарочно болезненно. Когда лента была сорвана он закрыл нос рукой:
- Фу, как от тебя несет говном.
Я судорожно хватал воздух, пытаясь пропихнуть говно, стоявшее комом в горле, дальше.
- Конечно, от него пахнет говном, он же ел говно. Чего ты ожидал? - Сказала Ариадна.
Роберт отошел от меня и на его место встала Ариадна, она одной ногой переступила через меня, раздвинула свои прекрасные ноги, выставив напоказ прелестный бутончик, скрывавшийся между ними, и начала писать. Ее моча с журчанием образовала арку над моим телом, второй конец которой уперся прямо мне в лицо. Я инстинктивно открыл рот, сделав именно то, что от меня и ожидалось. Я глотал поток желтой теплой мочи Ариадны и быть просто ее туалетом было прекрасно! Хоть я и подвергался оскорблению, я осознал, что в тот момент, когда Ариадна поливала меня своей мочой, я кончил! И в этот момент, сидя на полу, весь залитый мочой, я понял, что теперь всегда буду подчиняться Ариадне. Ариадна может писать мне в рот в любой момент, когда захочет. Я понял, что теперь постоянно буду есть ее говно. И я понял, что если мы поженимся, то я буду только ее туалетом и рабом.
Мои размышления прервал звон тарелки, которую Ариадна поставила передо мной.
- Хватит мечтать, - сказала она. - Тут еще осталось немного говна, доешь его, а потом вылижи тарелку до блеска.
Тихо постанывая, я наклонился над тарелкой. Уголком глаза я увидел как Роберт опустил конец своего члена в фужер для вина и начал ссать. Моя новая жизнь началась! Доедая последние кусочки говна с тарелки, которая с этого момента стала моей единственной посудой для еды, я наблюдал как Роберт, закончив ссать, подошел с фужером к Ариадне. Она схватила меня за волосы и оторвала от пола, я оказался стоящим на коленях перед ними. Ариадна взяла у Роберта фужер и протянула его мне.
- Выпей это. В нем моча и остатки спермы. Выпей все.

Prorok
27.03.2010, 21:24
Я взял фужер, полный мочи, в которой плавали остатки спермы. От меня все еще воняло говном, которое я съел, мочой, которой меня поила Ариадна. Я не был уверен, что смогу пить мочу ее приятеля. Моя задержка привела к тому, что Ариадна кивнула Роберту, тот зашел мне за спину и схватил меня руками за горло. Ариадна повторила свое требование
- Ну же, Билли, не упрямься. Выпей мочу Роберта, это будет очень полезным для тебя.
Понимая, что выбора у меня нет, я взял фужер и начал медленно цедить жидкость. К моему стыду мой член опять стал подниматься. Мне показалось, что я пил содержимое фужера целый час, хотя на самом деле прошло минут 10. Мой желудок взбунтовался, меня неудержимо тянуло вырвать, голова закружилась и я стал падать в обморок. Я очнулся на прохладном ночном воздухе, на заднем дворе, куда меня вынес Роберт. Вот тут я и стал блевать, извергая из себя говно и мочу. Когда рвота прекратилась, я совершенно изможденный уткнулся лицом в собственную блевотину. Через некоторое время я почувствовал как Роберт поднял меня и перетащил к бассейну, где он бросил меня на холодную траву. После того как меня вырвало мне стало значительно легче. Да, с того момента как Ариадна нашла файлы в моем компьютере, она решила полностью сломать мою жизнь.
- Я понимаю как тебе сейчас плохо. - Услышал я голос Ариадны, вышедшей из дома. - Но из твоих ужасных сексуальных фантазий я узнала, что ты никогда не был достоин меня, и мне теперь даже стыдно, что я могла тебя любить. Я упустила из-за тебя Джефа, а у него был такой большой член и он не ел говна.
Да, я действительно увел Ариадну у Джефа, вскружив ей голову цветами, подарками и повышенным вниманием. Она была настолько влюблена в меня, что даже проигнорировала тот факт, что у меня был маленький член и в постели я был не очень хорош. Теперь она совершенно разочаровалась во мне, а Джеф был счастливо женат. Ситуацию ухудшало еще и то, что Ариадна, несмотря ни на что, любила меня. Ариадна продолжила:
- Итак, я позволю тебе остаться со мной только в том случае, если ты будешь делать все, что я скажу тебе. Всегда! Сегодня я проведу ночь с Робертом, меня будет ебать настоящий мужчина. Ты можешь присутствовать при этом, если хочешь. Как мы уже выяснили - ты не мужчина, ты даже меньше, чем мальчик, а возможно - меньше, чем человек.
Ариадна сильно ударила меня ногой по бедру.
- А знаешь, мне даже понравилась мысль о том, чтобы ты смотрел на то, как меня будет ебать настоящий мужик. Если ты все-таки не захочешь на это смотреть, ты должен быть в соседней комнате, я могу позвать тебя в любой момент, чтобы ты отсосал у Роберта, когда его член не будет занят моим ртом или влагалищем. Надеюсь тебе очевидно, что ты никогда впредь не будешь заниматься сексом со мной. Билли, запомни на всю жизнь, что я трахаюсь только с мужчинами и никогда не трахаюсь с туалетами. Я использую туалет только по назначению.
На этом наставления Ариадны закончились, она развернулась и зашла в дом. Я опять ненавидел себя за то, что ее унизительная речь заставила мой член подняться. Я собрал все свои силы, поднялся и тоже вернулся в дом. Там я зашел в спальню для гостей, упал на кровать и принялся изучать потолок. Через стену я слышал звуки, не оставлявшие никаких сомнений в том, чем там занимались Ариадна и Роберт. Я слышал их стоны и крики страсти Ариадны, со мной она никогда не кричала во время секса. Несмотря на унизительность происходящего, мой член опять стал подниматься. Роберт так мощно трахал Ариадну, что тряслись даже стены. Ариадна стонала от удовольствия, а Роберт все наращивал темп. И вот я услышал стон Роберта, с которым он извергал свое семя в лоно Ариадны. Через некоторое время, прямо над ухом, я услышал ее голос:
- Билли, ты здесь? Проверка, ты здесь?
У меня чуть не случился сердечный приступ, так сильно она меня напугала. Повернув голову, я увидел монитор голосовой связи, который мы купили на будущее.
- Да, я здесь, - собравшись ответил я.
- Хорошо, тогда тащи свою голую задницу сюда, ты нужен мне прямо сейчас.
Войдя в спальню, которая должна была стать моей, в мягком свете свечей я увидел бутылку шампанского в ведерке со льдом и швейцарский шоколад, который так любила Ариадна. Роберт сидел на постели лицом ко мне, его толстый член блестел от выделений Ариадны и был полунапряжен. Роберт держал в руках пневматическое ружье, которое я купил год назад. Ариадна лежала за его спиной, ее ноги отдыхали на плечах Роберта.
- Ты уже здесь? - спросила она.
- Да, Ариадна, я уже здесь, - ответил я.
- Очень хорошо. Встань на колени и вычисти член Роберта. Он покрыт спермой и моими выделениями, так что вылижи его. Возьми этот огромный член в рот, Билли и вылижи его начисто.
Зная, что ружье заряжено, и видя, что оно снято с предохранителя, я понял, что выбора у меня нет. Я встал на колени, взял член Роберта в рот и стал сосать его. К моему ужасу, Роберт тут же начал ссать, удерживая мою голову своими мощными руками. Струя была мощной, и я едва успевал глотать. Когда унизительность происходящего наполнила всю мою душу, я почувствовал как мой член опять поднимается. Закончив ссать, Роберт схватил меня за волосы и бросил меня на кровать между ног Ариадны. Я ощутил запах секса, удивительную смесь мужского и женского запахов. Роберт ткнул меня лицом прямо в промежность Ариадны и сказал:
- Давай, поработай там языком, приятель. Съешь мою сперму, чертов извращенец.
Мой рот наполнился вкусом спермы и соков Ариадны. Ариадна изменила позу так, чтобы ее соки лучше вытекали из влагалища. Роберт сильнее прижал мое лицо к влагалищу Ариадны и я начал вылизывать его сперму. Через несколько минут влагалище Ариадны сверкало чистотой. Почувствовав, что я закончил, Ариадна оттолкнула меня:
- Пока можешь идти, говноед, но ни в коем случае не выключай монитор, ты можешь еще понадобиться.
На следующее утро, когда я проснулся, дом был уже пуст. Я спустился вниз и решил проверить свой компьютер, так как подозревал, что Ариадна читает мою почту. Когда я зашел в кабинет, я увидел, что компьютер включен, а на его экране крутится ролик, который сняла Ариадна когда я ел ее говно, коротенький сюжет повторялся раз за разом, перед началом ролика появлялась надпись «Билли Учится Есть Говно». К монитору была приклеена записка, написанная каллиграфическим почерком Ариадны, на которой стояло мое имя. Я решил прочитать ее перед тем как уничтожить этот ужасный ролик.
«Дорогой Билли. - Было написано в записке. - Я очень счастлива, что ты после поездки вернулся ко мне. Мне очень жаль, что мы не сможем заниматься с тобой сексом, потому что я очень сильно люблю тебя. Думаю, ты должен был сказать мне о своих фантазиях в самом начале нашего знакомства, тогда я сразу перестала бы встречаться с тобой. Но теперь мне совершенно очевидно, что ты полнейшее ничтожество, просто туалет.
Если ты все еще намерен жениться на мне, я согласна. Думаю, ты не будешь зарабатывать для нас деньги, так как ты вообще не способен что-либо делать. Ты мужчина, который ничего не может сделать самостоятельно. Слава богу, у тебя уже есть средства, которые ты очень удачно вложил в дело. Но с этого момента делами буду заниматься только я, если ты решишь остаться со мной. Если да, то наша свадьба состоится в ближайшее время.
Вчерашняя ночь принесла мне незабываемые впечатления. Зрелище того, как ты ешь говно и пьешь мочу, по-настоящему возбудило меня. Даже больше, чем собственно секс с Робертом. Трахаясь с Робертом я возбуждалась от того, что еще больше унижаю тебя, одна мысль, что его большой член находится там, где твоему уже никогда не бывать, делала меня влажной. И пока ты будешь подчиняться мне, я буду терпеть тебя возле себя, даже в качестве человека-туалета.
Теперь я знаю, что хоть ты и властный снаружи, все это только фасад мужественности, фасад, который ты построил специально, чтобы прикрыть свои говноедские наклонности. Но теперь, когда вскрылась твоя истинная сущность, я собираюсь полностью подчинить тебя себе. С этого дня я буду ежедневно пороть тебя, думаю это поможет держать тебя под контролем. Кроме говноедства я приучу тебя к повиновению. Кроме того, я введу еще несколько дополнительных жестких правил, я еще не разработала их, но скоро они будут готовы. Но одно из них ясно уже сейчас: я буду заниматься сексом с настоящими мужчинами, ты со своим члеником для этого совершенно не годишься.
Мы с Робертом уезжаем на два дня. Если тебя не будет, когда мы вернемся, я все пойму. Я погрущу несколько минут, но справлюсь с этим. Если же ты будешь здесь, это будет знаком, что ты принимаешь все мои условия и готов к женитьбе. Я буду очень счастлива, если ты примешь это решение, но ты должен понимать, что это будет началом совершенно другой жизни для тебя. Поэтому я уверена, что тебя не будет здесь, когда я вернусь.
Кстати, я отправила несколько копий ролика, который крутился у тебя на экране, своему адвокату и нескольким своим старым подружкам. А саму пленку я спрятала в надежном месте. К тому же я сделала копии всех файлов с твоего компьютера, которые касаются твоего секретного увлечения, а Роберт обещал мне помочь выложить их в Интернет. Так что ты можешь удалить этот ролик с диска, я потом восстановлю его.
Если же ты любишь меня больше, чем свое мужское эго, тогда в столовой тебя ожидают дальнейшие инструкции».
Я порвал записку, слезы текли по моим щекам. Ариадна шантажировала меня, если я покину ее, о моем говноедстве узнают все мои коллеги по работе и родственники. С другой стороны, если я останусь, меня ждет такая жизнь, которой никто не позавидует. Я не знал что делать. Покинуть страну, возможно сменить фамилию? Я ненавидел тот факт, что сейчас от этих мыслей мой член поднялся. Похоже что на этот раз меня загнали в угол слишком далеко от выхода.
Я зашел в столовую, на обеденном столе меня ожидала ставшая уже ненавистной белая тарелка с двумя большими какашками залитыми спермой. Рядом с тарелкой лежала ложка. Мой завтрак блестел в утреннем свете. С другой стороны стола на штативе была установлена видеокамера Ариадны, направленная прямо на тарелку с говном.