PDA

Просмотр полной версии : Жертва любви


Prorok
31.01.2010, 12:25
Жертва любви

Перевел - Botfort

Теги: копро, публичные унижения

В колледже, я жил в студенческом общежитии. Девушки здесь располагались на четных этажах, а парни на нечетных. Была здесь одна девушка, которая жила надо мной, этажом выше и звали ее Дженни. Дженни была прекрасна. Около 6 футов роста, с темными вьющимися волосами, темными глазами и великолепной улыбкой. У нее были полные груди и бесконечно длинные ноги. О ней мечтали все парни, включая меня. К сожалению, на меня она совершенно не обращала внимания. Я часто видел ее с одним богатеньким парнем. Я же тогда даже не имел доступа ни в один элитный клуб. Я решил покупать ей цветы. Два раза в неделю, в течение месяца я покупал для нее цветы у местной цветочницы и клал в букет карточку, на которой писал: «Ваш поклонник,- Джон». Несколько раз после учебы я мог видеть ее в короткой юбочке и на каблучках, державшую новый букет цветов и гадавшую, кто же такой этот Джон. Наконец через месяц я написал ей следующее послание:
Дорогая Дженни,
«Я хочу сказать Вам, как много Вы значите для меня. Как только я вижу Вас, мое сердце бьется так, будто готово разорваться. Аромат ваших волос, когда Вы проходите мимо меня, заставляет дрожать мои колени, а когда я смотрю в Ваши прекрасные глаза, мне кажется, что открываются небеса. Я приготовил для Вас специальный подарок, который хотел бы вручить Вам лично, если Вы будете сегодня в студенческом центре вечером, в 7-00
С любовью,- Джон».
В 6-00 я принял душ и побрился. Надел новые голубые джинсы, тенниску и кроссовки. Я сидел на своей кровати, и минута за минутой ожидал волшебное время встречи. В 6-45 я встал очень взволнованный, взял пакет с подарком и вышел из комнаты. На лифте я спустился вниз в студенческий центр и стал ждать, нисколько не удивляясь, если бы кто-то еще услышал стук моего сердца, так громко оно стучало.
В 7-05 я услышал чьи-то шаги и взволнованно обернулся, но это был кто-то другой. В 7-15 я стал беспокоиться. Я прождал еще некоторое время и подавленный пошел по направлению к лифту. Когда я дошел до лифта, она вышла из него, оживленно прошла мимо меня, как будто меня не было вообще. Она была в облегающих ярких джинсах, босоножках и белом топике. Она была необыкновенно красива. Колеблясь не дольше секунды, я повернулся и, стесняясь, пошел позади нее, думая, что она вполне бы могла возглавлять студенческий центр. Она вошла в комнату, где я недавно ее ждал. Стоя в дверях, я видел, как она смотрела вокруг на людей, уткнувшихся в телевизор, играющих в карты и т.д. Наконец, она повернулась обратно к двери и увидела меня.
«Что ты на меня уставился?»
«Я…э»,- я запнулся,
«Я, тьфу, ну, в общем…тьфу; у меня есть кое-что для вас», - я протянул ей пакет.
Нахмурясь, она неохотно взяла у меня пакет, открыла его и увидела маленькую белую коробочку внутри.
«Вы – Джон?»,- недоверчиво спросила она.
«Э…тьфу, да»,- ответил я. «Я надеюсь, вы не разочарованы?»
Она безжалостно засмеялась.
«Не делайте из меня дуру»,- ответила она. «То, что вы дарите, очень приятно, но вернемся к реальности! Так или иначе, вы чего-то хотите?»
Я хмуро ответил: «Я люблю Вас, и хотел для Вас что-нибудь сделать. Я надеялся, что Вы поймете, как я Вас обожаю и поклоняюсь Вам. Если бы Вы только знали, как сильно я желал встречи с Вами!»
Не отвечая, она открыла коробочку. На мягкой подушечке из хлопка лежал алмазный кулон.
«Он великолепен»,- произнесла она еле дыша,- «Но это ничего не меняет. Ты не мой тип». Выдержав паузу, она кокетливо вытянула губки и сказала: «Он такой красивый. Можно мне подержать его?»
«Да, конечно»,- ответил я, - «Мое поклонение Вам так сильно, что я буду счастлив, если вы оставите его себе. Даже если Вы меня не любите, это никак не изменит того, что я чувствую к Вам».
Слегка ухмыльнувшись, она нерешительно спросила: «Ты будешь дарить мне подарки?»
«Да, конечно, я буду дарить Вам подарки. Я сделаю для Вас все что угодно, все, что Вы пожелаете, и даже преподнесу это на серебряном блюдечке»!
Она тепло улыбнулась и сказала: «Хорошо, раз ты понимаешь, что между нами ничего быть не может, я разрешу тебе выражать твою любовь ко мне. А теперь я должна идти заниматься, но ты можешь попробовать снова удивить меня».
«До встречи»,- сказала она и ушла, мягко покачивая задницей.
Через несколько дней я отправился в ювелирный магазин и купил ей пару золотых сережек с крупными алмазами. Завернув подарок, я направился в универмаг и купил блюдце из серебра очень высокой пробы, гравированное и подписанное известным художником. Его мне тоже упаковали. Я оставил подарки в общежитии в адресном столе с указанием передать их Дженни.
Прошли несколько дней, и хотя я несколько раз сталкивался с Дженни в вестибюле общежития, она делала вид, что меня не замечает. Однажды, я увидел ее разговаривавшей с парнем у входа в общежитие. Остановившись недалеко от нее я, опустив глаза, терпеливо ждал, когда она закончит беседу. Неожиданно речь зашла обо мне.
«Он ждет тебя?»,- спросил ее парень, - «Кто он такой?»
«Он один из тех кретинов, которые сходят от меня с ума. Ему нравится покупать мне подарки, хотя я сказала ему, что это бессмысленно, потому что он мне совершенно безразличен. Как ты полагаешь, что я делаю?»,- они оба засмеялись.
«Я думаю, что он не лучше половой тряпки»,- захихикал парень.
«Ты совершенно прав»,- добавила она, и они направились в общежитие.
Я был просто раздавлен, но в течение следующих нескольких недель продолжал покупать ей подарки. Я покупал ей одежду, драгоценности, диски, билеты в кино, и т.д. Я не был богат, но у меня было несколько тысяч долларов, которые я сэкономил на еде, книгах и развлечениях, одежде и т.д. Дженни по-прежнему не замечала меня в присутствии других, но, когда она была одна, она иногда говорила мне «привет». Когда я останавливался, чтобы заговорить с ней, она просто шла мимо, за исключением случаев, когда ей что-то было нужно.

Prorok
31.01.2010, 12:25
Однажды, она остановилась и сказала: «Ты знаешь, в моей комнате горит только несколько лампочек. Это так темно и мрачно! Будь так любезен, поменяй сгоревшие!»,- и она улыбнулась мне своей волшебной улыбкой. В дополнение к лампам, она попросила меня купить ей духи, косметику, женские прокладки и т.д. дала номер своего телефона и сказала, чтобы я, подойдя к дверям ее комнаты, сначала назвался и получил приглашение. Даже понимая, что она использует меня, я не мог не помочь ей. Когда она была рядом со мной, я был на седьмом небе от счастья и был готов сделать почти все, что угодно, лишь бы быть возле нее.
К сожалению, мои деньги закончились. Я послал ей записку, в которой печально написал:
«Дорогая Дженни, за последние несколько месяцев, я думаю, Вы смогли, наконец, понять насколько я обожаю Вас и поклоняюсь Вашей красоте. Я хотел бы покупать Вам подарки и дальше, но, к сожалению, мои деньги закончились. Я даже не знаю, где смогу найти деньги на оплату общежития в следующем семестре. Несмотря на это, я надеюсь, что мы сможем продолжать быть друзьями.
С любовью, Джон.
Я увидел ее несколько дней спустя. Она прошла мимо меня, даже не взглянув. Я прибежал в свою комнату и рыдал целый час после этого. Тогда я набрался смелости и позвонил ей по телефону.
«Привет»,- ласково ответила она.
«Привет Дженни»,- сказал я,- «Это Джон»
Она отвечала: «Мне жаль, Джон, но я тебе уже говорила, что между нами ничего быть не может, я ничем не могу тебе помочь».
Прошли несколько секунд тишины, в течение которых я рыдал, закрыв трубку.
«Послушайте, Дженни. Это убьет меня. Я не могу больше дарить Вам подарки, но, может быть, я смогу что-нибудь еще делать для Вас?»
Снова был момент тишины, прежде чем она ответила:
«Ну что ж, Джон, приходи. Кое-что ты можешь для меня сделать. Я жду тебя через 10 минут». И она повесила трубку.
Я вытер слезы и бегом побежал вверх по лестнице к ее комнате. Она открыла дверь, одетая в джинсовую юбку и облегающий топик.
«Это ты, Джон? Пожалуйста, сделай это для меня»,- сказала она и вручила мне полную корзину грязной одежды. Она захлопнула дверь перед моим носом, но я был так рад, что снова могу что-то для нее сделать, что взял ее одежду и бодро зашагал в прачечную комнату. Когда я перебирал ее вещи, я натолкнулся на шелковые прозрачные трусики, удивительно напоминавшие ее грациозное тело. Я машинально поднес их к своему носу и стал вдыхать их сладостный аромат. «Дженни!». Кто-то закричал, я оглянулся и увидел Томми, подругу Дженни, которая смотрела на меня с отвращением. Обеспокоенный, я бросил ее нижнее белье в стиральную машину вместе с другой одеждой. После того, как ее одежда была выстирана и высушена, я аккуратно сложил ее в корзину, вернулся назад к ее комнате и постучал в дверь. Дверь открыла Томми. Она хитро усмехалась.
«Дженни говорит, что ты целуешь следы ее ног, когда ее видишь, и готов сделать для нее все, что угодно. Это правда, Джон?» Слегка заколебавшись, я ответил:
«Да, это правда. Я люблю ее больше всего на свете»
«Ах-ах»,- сказала она,- «Почему бы тебе не зайти на несколько минут».
Взволнованный от приглашения войти в покои моей возлюбленной, я нетерпеливо шагнул в комнату.
«Томми сказала, что ты нюхал промежность моего нижнего белья. Я не знала, что ты так любишь женское белье, Джон»,- сказала Дженни.
Не зная, что ответить, я промолчал. Затем Дженни сказала:
«Если ты так его любишь, почему бы тебе ни попробовать одеть его?» Она взяла трусики, которые я нюхал, и дала их мне. Я замешкался, тогда она сказала:
«Я думала, ты действительно будешь делать все для меня. Сними свою одежду и надень мое нижнее белье»,- весело крикнула она. Она и Томми смеялись до истерики, хлопая себя по бедрам, довольные своей выдумкой. Я застенчиво стал снимать сначала ботинки, затем штаны и стоял в трусах, носках и рубашке.
«Снимай свои трусы, извращенец»,- приказала Томми,- «И одень трусики Дженни.»
Когда я снял трусы, мой небольшой член привлек их внимание.
«Ты только посмотри на это!»,- произнесла Дженни,- «Очевидно, это позволит носить ему женскую одежду». Пока я примерял ее нижнее белье, Дженни копалась в своих туалетах. Она достала пару туфель на 4 дюймовых каблуках и положила их возле меня. Я снял носки и одну за другой надел ее туфли. Они были тесны, но мне удалось все же их надеть. Затем она мне дала свой топик и сказала одеть его вместо рубашки, которая была на мне. Таким образом, на мне был надет голубой топик, голубые трусики и черные туфли на высоких каблуках. Мой член (который был маленьким) затвердел, как камень. Отрицать этот факт было невозможно. Томми сложила мои туфли, носки, трусы и рубашку и выбросила все это в окно, с 9 этажа!
«Что вы сделали?»,- закричал я.
«Не беспокойся о своей одежде»,- сказала Дженни,- «Ты говорил, что будешь делать для меня все, поэтому я и сказала тебе не беспокоиться».
Неожиданно Томми наклонилась и стала шептать что-то на ухо Дженни. «Это будет великолепно, Томми. Действуй, мы будем ждать тебя здесь». Томми поднялась и скрылась за дверью. Я слышал стук в комнату по соседству и какое-то шептание. Через несколько секунд я услышал другой стук, затем еще и еще. Спустя несколько минут, я слышал гул возбужденных голосов в прихожей. Похоже, их было человек 20 или 30. Внезапно дверь распахнулась и Томми воскликнула: «Сюрприз. Сейчас вам продемонстрируют новые модели одежды». Дженни стала подталкивать меня к двери. Сначала я сопротивлялся, но она горячо зашептала мне на ухо: «Джон, пожалуйста, сделай это для меня. Это мне очень нужно». От ее слов я смело шагнул в коридор общежития, где был тут же окружен криками, возгласами и свистом. Вокруг меня стояло человек 30 людей и смеялось над моим затруднительным положением. В основном, это были девушки, но были и парни, они переговаривались между собой, потягивали пиво и указывали на меня.

Prorok
31.01.2010, 12:25
«Еще один гомик»,- сказал один из парней,- «Я всегда знал, что он голубой»
Прихожая взорвалась от смеха.
«Дженни»,- спросила одна из девушек,- «Это тот неудачник, который покупал тебе подарки? Не удивительно, что ты не хотела иметь с ним ничего общего».
«Посмотрите на его жалкий член, который возбудился от всего этого»,- добавила другая девушка. Еще одна студентка кричала: «Очевидно, что все это доставляет ему удовольствие, это видно по его трусам!» Каждый из них шумел и что-то кричал. Одна девушка подошла ко мне и прошлась ногтями по моему члену. Мой член запульсировал, готовый взорваться. Кто-то зашел мне за спину и, схватив за трусы, спустил их до колен. Комната снова взорвалась от смеха.
«У него член маленького мальчика»,- сказал один из них.
Каждый что-то взволнованно восклицал. Дженни приблизилась ко мне и попросила: «Помастурбируй для нас». От унижения по моему лицу текли слезы. Я отрицательно покачал головой, но тогда она добавила:
«Ты обещал, что будешь делать все для меня. Пожалуйста, Джон. Это доставит мне столько радости»,- и она улыбнулась мне своей прекрасной улыбкой. Я начал потирать своего карлика, глядя на ее улыбку. Я был настолько возбужден, что много мне было не надо. Через несколько секунд семя изверглось из меня. Оно сочилось из моего члена совершенно невпечатляющим образом, но это, казалось, никого не беспокоило. Все громко смеялись, когда Дженни, опустив меня вниз за плечи, сказала, чтобы я все вычистил за собой. Я посмотрел вверх на нее. Она, удивленная моей готовностью сделать это, прошептала:
«Своим языком»,- и озорно улыбнулась.
Я встал на колени и под одобрительные возгласы толпы стал слизывать теплую сперму. Я никогда раньше не знал вкуса спермы, она не была противной, хотя я почувствовал ее специфическую структуру, когда проглатывал. Когда я вылизал весь пол, ко мне направился какой-то парень. Я стал смотреть на него, но Дженни встала возле меня и опустила мою голову вниз.
«Я не приказывала тебе поднимать головы»,- сказала она.
Я опустил голову к полу и продолжил его вылизывание. Краем уха я услышал звук расстегиваемой молнии. Неожиданно я почувствовал струю жидкости, лившуюся мне на затылок. Я понял, что на меня кто-то мочится. Не веря в возможность этого, я поднял голову, и мой рот открылся от удивления. Тут же струя мочи полилась мне прямо в рот.
«Глотай»,- приказала Дженни.
Я наполнил свой рот его мочой и проглотил, сколько мог. В этот момент он ссал мне на лицо. Затем я опять открыл рот, наполнил его мочой и проглотил. Это повторялось в течение некоторого времени, пока он не закончил. Парень стряхнул свой член, уронив мне на лицо несколько крупных капель, и пошел прочь. Несколько человек ушли, почувствовав отвращение, но человек 10-15 остались. Они продолжали смеяться, обзывали меня, давали указания и т.д. Ко мне подошел другой парень и вынул свой член. Его член был всего в нескольких дюймах от моего пропитанного мочой рта. Его намерения тоже были очевидны.
«Отсоси ему»,- приказала Дженни,- «Возьми его член в рот и сделай ему минет».
Не дожидаясь, пока я подчинюсь, парень схватил меня за голову и грубо вставил мне в рот свой слегка еще возбужденный член. Он начал трахать меня в рот. Его мягкий член быстро затвердел от глубоких движений в моем рту. Толпа вокруг снова засмеялась, кто-то даже зааплодировал. Краем глаз я видел Дженни с фотокамерой, раздалось несколько вспышек света, она пыталась запечатлеть это событие на память. Яйца хлопали мне по подбородку, а парень уже всерьез застонал. Скоро его сперма брызнула мне в горло. Я пытался ее глотать, сколько мог, но она все-таки выплеснулась из моего рта и текла по подбородку. Наконец он отпустил мою голову и мягко вынул свой член у меня изо рта, а я в этот момент беззвучно рыдал. Я заметил, что Дженни ушла в сою комнату. Я надеялся, что она скоро вернется, потому что все это я делал только для того, чтобы ей было весело. Через несколько минут парень снова схватил мою голову и сунул мне в рот свой член. Я почувствовал струю жидкости глубоко в горле, он мочился у меня во рту.
Как только он закончил, появилась Дженни, она приказала мне вылизать все сперму, которая пролилась, и заявила, что у нее для меня есть сюрприз. Я слизал сперму, что была на полу, а Дженни стояла передо мной, держа в руках серебряное блюдце, которое я купил для нее. Она попросила кого-то принести ей стул. А меня - подержать серебряное блюдце. Как только я его взял, она повернулась ко мне своей великолепной задницей. Она ловко подняла свою юбку и уперлась руками в стул для равновесия. Опустив свою задницу на расстояние нескольких дюймов от серебряного блюдца, она принялась облегчаться прямо в него. Очевидно, она долго воздерживалась перед этим, потому что блюдце просто переполнилось ее экскрементами. Выжав из себя все до последнего, она приказала мне поставить блюдце и начисто вылизать ей задницу.
Кто-то хмыкнул: «Это несерьезно. Даже Джон не может пасть так низко». Дженни посмотрела на меня через плечо и улыбнулась. И я стал вылизывать ее задницу. Вкус был отвратительным, но каким еще должен быть вкус у дерьма? Это было дерьмо Дженни, и это было главное, что имело для меня значение. Я начисто все вылизал, тогда я услышал от нее следующий приказ:
«Съешь то, что лежит на блюдце, Джон»,- ласково сказала она.
Я глухо зарыдал: «Я не могу этого сделать, Дженни».
«Вспомни свое обещание»,- сказала она,- «Ты говорил, что для меня сделаешь все. Пожалуйста! Это действительно может сделать меня счастливой»,- и она улыбнулась той самой своей улыбкой. Я все еще не мог сам сделать этого. Она стала суровой и жестко сказала:
«Кто нибудь принесет мне ложку! Так или иначе, он будет есть это».
Томми быстро побежала в комнату Дженни и принесла столовую ложку. Дженни вручила ее мне и сказала немножко попробовать. Я неохотно зачерпнул из блюдца и в нерешительности держал ложку перед своим лицом. Дженни взяла мою руку за запястье и подтолкнула ложку, пока она не уперлась мне в губы. Она стала давить, пока мой рот не открылся, затем сунула ложку полную дерьма через мои сжатые губы в мой рот. Был просто рев смеха и криков:
«Поедатель говна!», - эхом катилось по общежитию.
Я увидел, как мигнула вспышка, видно кто-то еще решил сделать снимок на память. Вкус, конечно, был ужасен. Я с огромным трудом все это проглатывал. Дженни посмотрела вниз на меня и сказала:
«Доешь все».
Когда я останавливался, она говорила: «Смотри, если ты хочешь еще увидеть меня, тебе придется делать то, что я скажу, а я говорю: ЕШЬ ЭТО!» Толпа недоверчиво наблюдала, как я набираю ложкой дерьмо и кладу его в рот. Я давился от кашля и задыхался. Слезы струились по моему лицу, красному от позора и оскорблений, но мысль о том, что я смогу видеть Дженни снова, заставляла меня продолжать. Несмотря на кашель, шум и почти блевание, я продолжал ложку за ложкой есть ее дерьмо из серебряного блюдца. Мысли о ней, о моем прекрасном ангеле, заставляли меня продолжать. Когда я все съел, толпа захлопала и закричала.
«Вылижи начисто блюдце»,- приказала Дженни. И я это сделал, благодарный ей за возможность быть хоть чем-то полезным женщине моей мечты. Дженни повернулась к толпе и объявила:
«Очевидно, что Джон получает удовольствие от поедания дерьма, а я сегодня очень щедра. Кто-нибудь еще хочет пожертвовать нуждающемуся?» Две подвыпивших студентки и один парень вышли и сели в линию перед стулом. Одна из студенток расположилась задом ко мне и начала расстегивать джинсы. Дженни командовала:
«Джон, подставляй блюдце».
Студентка присела на корточки и начала наполнять мое второе блюдо за вечер. Надо сказать, что тогда мне предстояла еще очень длинная ночь.